Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

На митинге в Москве в автозак затолкали финского писателя Вилле Роппонена, подвернувшегося под руку.

Сегодня в итоговых программах Российское ТВ торжествующе оповещало, что немалое число задержанных участников несанкционированной акции оппозиции, прошедшей в Москве 27 июля, оказались приезжими. Не иначе как "прибывшими к точкам сбора по приказу вожаков". Ну вот вам история одного такого приезжего "участника митинга". Который даже и не подозревал, что он участвовал в чём-то, помимо прогулки по Москве, пока не попал в автозак.

В развитие:
// Как сообщает РБК, по сообщениям МВД РФ в Москве задержано 1074 человек в ходе политической акции // Тысячи протестующих провели день в центре Москвы — без лидеров и при жестком противодействии режима // Чистый 1916 год.. //


«Россия семимильными шагами движется к диктатуре». На митинге в Москве в автозак затолкали финского писателя. 28.07.2019, Фонтанка.Ру


Collapse )

"Есть многое на свете, друг Горацио, что запретят в Российской Федерации". Устами Твиттера.

История с жестокостью российских "правоохранителей" по отношению к 10-летнему мальчику, декламировавшему "Гамлета" на Арбате, и его семье, тронула сердца многих. В т.ч. и за пределами РФ.
Вдогонку:

В Москве полиция задержала школьника, который декламировал прохожим фрагменты из «Гамлета»
Адвокат Кучерена оперативно помог семье арестованного, за декламацию "Гамлета" на Арбате, мальчика
Мысли вслух Геннадия Михайлова. По-поводу. Как убили Арбат и задержание школьника за стихи.


"Есть многое на свете, друг Горацио, что запретят в Российской Федерации". «Белорусский партизан» 27.05.2017.

История задержания ребёнка в центре Москвы стала одной из самых обсуждаемых тем русскоязычного Твиттера.





Сразу несколько комментаторов сочинили о произошедшем стихи-«страшилки».




Комментаторы в шутку предположили, что ребёнка могли задержать не напрасно.





Одним словом, как писал когда-то Николай Кононов...

Адвокат Кучерена оперативно помог семье арестованного, за декламацию "Гамлета" на Арбате, мальчика

Мир пока ещё не без добрых людей. И это - хорошо! В развитие благополучно завершившейся истории: В Москве полиция задержала школьника, который декламировал прохожим фрагменты из «Гамлета»


Адвокат Сноудена помог семье задержанного на Арбате мальчика. «Собеседник» 27.05.2017.

Задержавшие мальчика на Арбате полицейские извинились перед его родителями.

Как ранее писал Sobesednik.ru, уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова пообещала разобраться в ситуации с задержанием несовершеннолетнего, которого полицейские отобрали у родителей из-за подозрений в попрошайничестве.

Как сообщила в своем Twitter адвокат Татьяна Соломина, заместитель начальника полиции по охране общественного порядка МВД по ЦАО извинился перед отцом задержанного мальчика, который декламировал отрывки из «Гамлета» на Воздвиженке.

«Ребенок дома. Отцу принесены извинения замначальника полиции по охране общественного порядка МВД по ЦАО. Протокол будет аннулирован», – сообщила юрист.

Соломина добавила, что в отношении задержавших мальчика полицейских будет проведена служебная проверка. Также она отметила, что добиться справедливости родителям ребенка помог адвокат Анатолий Кучерена, который защищает интересы экс-агента АНБ Эдварда Сноудена.

«Ничего бы этого не было без вмешательства Анатолия Кучерены. Это было действительно мощно», — написала Соломина в своем микроблоге.

Печально это. В России закрыли последнюю кафедру детской литературы...

Мне представляется, что это очень неправильно. В СССР и, далее, в сост-советской России в сфере образования жила "изюминка", да и не одна. Что позволяла многим людям из совершенно разных стран мира приезжать, получать образование, совершенствовать навыки. Отдельная история, отдельный мир - литература. А, тем более, детская. Ну и почему инициативу ещё Самуила Яковлевича Маршака надо было искоренять? Он так был неправ? Потому, что на образовательные особенности других стран не похоже, - эти отдельныек кафедры именно детской литературы? А теперь, после ликвидации, всё будеткруто, всё будет зашибись, да?

Статья:
Collapse )

Электронная литература в сети. Дань Уважения автору не потерявшего актуальности труда

Оригинал взят у nedorazvmenie в электронная литература в сети
1 июл, 2009 в 19:56. Отредактировала свой ранний список бесплатных электронных библиотек - перепроверила все до одной имеющиеся ссылки, битые и лишние удалила, а некоторые добавила. А также распределила библиотеки по разделам - философия, эзотерика, психология, религия, медицина, право, история, худ. лит-ра, детская лит-ра, энциклопедии, поисковики лит-ры, бизнес и экономика, что считаю наиболее удобным. Обновленный список под катом.Collapse )

P.S.  (моё, eugen1962) Удивила перепостом (через год) без ссылки на авторство хорошая он-лайн библиотека "Флибустика. Книжное братство". Приличные же люди, зачем же так...

Об "освободителях от польско-литовского ига" и их методах. Цензура.1.

В предыдущей заметке я, рассказывая как в 1859 году в Российской Империи белорусским (в нынешнем понимании) авторам "охранка" окончательно запретила публиковаться на родном языке уже и транслитерацией (предписав употреблять только правильную имперскую кириллицу, но только строго в сочетании с правильной имперской орфографией аки грамматикой для своих национальных упражнений, - что физически невозможно исполнить вследствие особенностей языка), из-за чего беларусы (в нынешних терминах) смогли вновь публиковаться только после Революции 1905 г., - в 1906 году, упомянул о том, как начиналось введения цензуры в Российской Империи:

История с царскими цензорами, следившими за людом новоприобретенного "Северо-Западного края" и "Малороссии" - она очень старая, активно началась примерно так:
"...В 1730 г. лаврский архимандрит Иона обратился к императрице с просьбой, в которой указывал, что на Украину привозится много церковных книг, свободно продающихся потом на ярмарках, а книги эти «наречию российскому и орфографии весьма противны и к тому же есть еще угроза занесения ереси через эти книги»..."
И всё только усугублялось и усугублялось. Фраза про "противное наречие с неправильной орфографией", видать крепко засела, и ещё в 18-м в последовавших указах речь пошла уже и о светской литературе........>

Подумалось, что неплохо бы повспоминать, что в Российской Империи последовало в этом направлении далее.
А то громогласные юзеры, отрядов "русского мира", испивши из колодца "западноруссизма" нас неустанно поучают в том, что не было никакой насильственной "руссификации" и "белорусский язык" никто не запрещал во времена Российской Империи.
Ну так вот же - исторический факт: Дунину-Марцинкевичу запретили, да и не просто, а сформулировав указание так, что вообще никто не смог больше напечататься, а не только он один. На русском имперском - пожалуйста, на польском - не вопрос! Ежели не крамола, конечно. А на родном "наречии" - нет.  Или у "западнорусистов" есть доказательства обратного?
Ну и, для начала, как мы понимаем, в те времена для самих коренных жителей той местности, что нынче именуется Республика Беларусь,  "белорусский язык" не существовал вообще, - они и не подозревали сами, что именуются "белорусы" и никак иначе.
А (в терминах "освободителей белорусов от польско-литовского ига") "белорусское наречие",  было "наречию российскому и орфографии весьма противно". Не будете же спорить с авторитетными клириками...
Так и зачем же разрешать всякие книжки, буквари, пособия с "противной орфографией"?
Тем более, что в Российской Империи есть такое замечательное изобретение - цензура.

И в 1743 году Святейший Правительствующий Синод православной церкви Российской Империи полностью запретил ввоз из-за границы книг, напечатанных на русском языке, а также перевод иностранных книг.

Напомню, что этот эксклюзивный орган, возглавляемый гражданским чиновником РИ - Обер-прокурором, был образован в 1721 г., взамен упраздненного Петром 1-м канонических Поместного собора и Патриаршества.

Изначально, как раз на Святейший Правительствующий Синод (СПС) и были возложены общие цензурные функции, далее постепенно переходившие к иным ведомствам (в части гражданской цензуры).
И уже в примерно то же время (40-е 18-го века) Елизавета вводит разделение цензуры на "духовную" и "светскую", включая в их сферу печатающиеся в Российской Империи издания:

"все печатные книги в России, принадлежащие до церкви и церковного учения, печатались с апробацией Святейшего Синода, а гражданские и прочие всякие, до церкви не принадлежащие, с апробацией Правительствующего Сената".

Разделение дало, отчасти, и свои позитивные результаты, ибо церковные маргиналы находили крамолу едва ли не во всем. Так 6 марта 1757 года СПС в жалобе на имя императрицы Елизаветы попросил сжечь "пасквиль" Ломоносова "Гимн бороде", "...в коемъ … козлятъ далеко почтеннѣйшими, нежели попов, ставитъ, а при концѣ точно ихъ назвавши козлами", а самого Ломоносова отослать в Синод "для увещания и исправления". Просьба СПС не была выполнена...

Указ уже Екатерины 2-й,  конкретизировавшей цели и задачи цензуры, от 15 января 1783 г. уже содержал такое положение:

"В случае самовольного напечатывания таковых соблазнительных книг [противных законам Божиим и гражданским, или же к явным соблазнам клонящихся], не только книги конфисковать, но и о виновных в подобном самовольном издании недозволенных книг сообщать, куда надлежит, дабы оные за преступление законно наказаны были".

Указ (её же) от 16 сентября 1796 г. гласил:

"Никакие книги, сочиняемые или переводимые в государстве нашем, не могут быть издаваемы, в какой бы то ни было типографии без осмотра от одной из цензур, учреждаемых в столицах наших, и одобрения, что в таковых сочинениях или переводах ничего Закону Божию, правилам государственным и благонравию противного не находится".

В это же время Екатериной 2-й вводится институт специализированных, с доскональным знанием конкретного языка, цензоров. Исследователи особо отмечают её заботу о книгах на иврите и идише и необходимости надлежащих специалистов по цензурированию таковых книг.
В этот пер-д цензурные комитеты носили смешанный характер. В каждом из них, наряду с двумя светскими цензорами, должно было находиться и уполномоченное Святейшим Правительствующим Синодом духовное лицо.


Павел 1-й продолжил совершенствовать цензуру, вдобавок организовав "Цензурный совет" и увенчав дело указом от 18 апреля 1800 года, строжайше запретившим ввоз в страну любой литературы на любом языке.

Таким образом, до обнародования первого Цензурного устава 1804 года в Российской Империи существовали смешанные цензурные комитеты как "служба Его Величества". Указанный же Цензурный устав выделил духовную цензуру в ведение Святейшего Правительствующего Синода.
В качестве иллюстрации - документ тех лет:

1799 г., 22 июня. Примерный штат цензуре в Вильне, с присовокуплением штатов цензурам в Санкт-Петербурге, в Москве, в Рижской губернии и Радзивилове (вкл.бюджет расходов) К № 19010. —


Во всех этих "благих" цензурных предприятиях монархии РИ посильную помощь оказывала образованная "спокон веков" Тайная канцелярия, далее сменившая название на Канцелярию тайных и розыскных дел и ставшая потом Тайной экспедицией при Сенате.
А как "канцелярствовали" да "экспедировали" тамошние "цензоры" не только злодиев да карбонариев, но и почтенных книжников, нам нынче хорошо известно.

К примеру, там был пытаем и, в итоге, приговорен к заточению в Илимский острог в Сибири "бунтовщик, похуже Пугачева" - автор известнейшего "Путешествия из Петербурга в Москву" Александр Радищев. От смерти на каторге, коего спасло только удачно подвернувшееся через 6 лет воцарение Павла 1-го (впрочем, Радищев не оправился от пыток и лишений каторги, и умер в сентябре 1802-го).

Большим энтузиастом цензурирования при помощи Тайной канцелярии был и Феофан Прокопович (автор церковной реформы Петра 1-го, изобретатель, наряду с Гизелем и Азарием Копыстенским тезиса о "Триедином русском народе"), что особенно ярко проявилось уже при Анне Иоанновне, когда он вновь приобрёл прочное положение при Дворе и в Синоде — и обрушился на своих старых врагов, полемику с которыми на этот раз повел уже не столько в литературе, сколько в застенках Тайной канцелярии. Жертвы Феофана исчисляются сотнями, в том числе многие архиереи: Феофилакт (Лопатинский), Георгий (Дашков), Игнатий (Смола), Сильвестр (Холмский-Волынец), Варлаам (Вонатович).

Известнейшим "цензором по особым поручениям" в Тайной канцелярии на протяжении десятилетий (от Анны Иоанновны и до Екатерины 2-й) был отец будущего генералиссимуса Александра Суворова Василий Суворов.  Он получил известность ещё в 1738 г., когда под пытками сошел с ума князь Иван Долгорукий. Впрочем, Суворов не был штатным сотрудником, а, занимая важные государственные посты, привлекался в особых случаях, требующих недюжинного мастерства. Уже Екатерина 2-я много позже писала:

"Суворов мне очень предан и в высокой степени неподкупен; он без труда понимает, когда возникает какое-нибудь важное дело в тайной канцелярии; я бы желала доверяться только ему, но должна держать в узде его суровость, чтобы она не перешла границ, которые я себе предписала."


Тайную канцелярию упразднил (к сожалению, лишь на четверть века) в 1801-м г. взошедший на престол Александр 1-й (кстати, весьма участливо отнесшийся к судьбе Радищева). Этот сложный этап истории (1801 - 1825 гг) требует, пожалуй, отдельного рассмотрения.

Но уже в 1826 году, при Николае 1-м "Тайная канцелярия" возродилась в новом обличье: для осуществления задач политического сыска и дознания (равно как и иных задач) был создан постоянный специальный орган — Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии — секретная служба, обладавшая огромными полномочиями, начальник которой одновременно был шефом жандармов.("3-е отделение" было упразднено в 1880 г. с передачей дел в Департамент государственной полиции, образованный при Министерстве внутренних дел).

Список подразделений 3-го Отделения:

I экспедиция ведала всеми политическими делами — "предметами высшей полиции и сведениями о лицах, состоящих под полицейским надзором". Через нее проходили дела, имевшие "особо важное значение", независимо от их принадлежности к сфере деятельности других экспедиций.

I экспедиция занималась раскольниками, сектантами, фальшивомонетчиками, "резонансными" уголовными убийствами, политическими тюрьмами и "крестьянским вопросом".

III экспедиция занималась специально иностранцами, проживающими в России, а также высылкой неблагонадёжных и подозрительных элементов.

IV экспедиция занималась слухами и сообщениями обо "всех вообще происшествиях", ведала личным составом, пожалованиями; изначально занималась и цензурой.

V экспедиция (выделена в отдельное подразделение в 1842 г.) - цензура.
ведала драматической (театральной) цензурой, надзором за книгопродавцами, типографиями, изъятием запрещенных книг, надзором за изданием и обращением публичных известий (афиш), составлением каталогов пропущенных из-за границы книг, разрешением издания новых сочинений, переводов, наблюдением за периодическими изданиями, благонадежностью цензоров и др.

Лекарства не помогли. Беларусизация - это беспробудный горячечный бред о поляках и освободителях.

Сегодня увидал, как ИА REGNUM опять пытался зацепить Республику Беларусь. Так вот, там пишут:

"...В 2016 году в рамках мероприятий «Года культуры» в центре Минска будут установлены памятники польскому композитору Станиславу Монюшко и польскому писателю Винценту Дунину-Марцинкевичу... Особое внимание к творчеству Дунина-Марцинкевича проявляли еще в Минобразования БССР — его произведения изучали в рамках школьной и вузовской программы. Несмотря на непролетарское происхождение, литератору ставили в заслугу поддержку польских мятежников («январское восстание» 1863−1864 гг., ошибочно трактуемое некоторыми публицистами как «восстание Калиновского»). Известно, что за агитацию и пропаганду в пользу мятежников Дунин-Марцинкевич отсидел небольшой срок в минской тюрьме.... В постсоветской Белоруссии Калиновский и Дунин-Марцинкевич объявлены национальными героями — в их честь названы улицы в Минске и установлены мемориальные доски. В то же время, разрушенный большевиками памятник Александру II — «Освободителю» власти постсоветской республики не позволили восстановить даже на народные пожертвования..."

В цитируемом тексте ещё много "интересных" открытий, но не будем распыляться.
Автор оного спича утверждает, что Дунин-Марцинкевич - польский писатель, а монарх РИ Александр Романов 2-й - "Освободитель".
И, ежели кавычки поставили намеренно - то мы согласимся, - вот он и ответ: конечно же, для народа, жившего на землях нынешней Республики Беларусь испокон веков, власти РИ никакие не освободители, а захватчики, колонизаторы, душители свобод и "руссификаторы".
А вот "деполонизацию" (они ж от "ополячивания" пришли "спасать триединых братьев-сестер", избавлять от "ига польско-литовского") власти РИ изначально что-то и не проводили более 50 лет.
Да, пока в РИ не обманульсь в лучших чувствах (разумеется, к полякам) в 60-х гг 19-го века, - когда произошло восстание, о "деполонизации" и речи уже не шло. Российскую монархию интересовал только покой: дабы не было смутьянства и никто не покушался на власть.
Газеты же, книги и журналы (в т.ч. и в С-Петербурге, кстати, выходили) на польском языке до 60-х никто не запрещал.
А вот за публикациями на "местных наречиях русского языка" - тщательно следили цензоры, в т.ч. новосозданной этим Александром 2-м - "Освободителем" охранки.
История с царскими цензорами, следившими за людом новоприобретенного "Северо-Западного края" и "Малороссии" - она очень старая, активно началась примерно так:

"...В 1730 г. лаврский архимандрит Иона обратился к императрице с просьбой, в которой указывал, что на Украину привозится много церковных книг, свободно продающихся потом на ярмарках, а книги эти «наречию российскому и орфографии весьма противны и к тому же есть еще угроза занесения ереси через эти книги»..."

И всё только усугубилялось и усугублялось. Фраза про "противное наречие с неправильной орфографией", видать крепко засела, и ещё в 18-м в последовавших указах речь пошла уже и о светской литературе, о полном запрете и о контроле за местными. Появились специальные агенты, слухачи и цензоры. Вот Дунин-Марцинкевич и попался, в итоге, выкормышам "Александра-Освободителя" на том, что он пишет и не по-польски, и на "неправильном наречии", да и ещё крамольным шрифтом. Вот, судите сами:

"...Жизнь и творчество Винцента Дунина–Марцинкевича преимущественно связано с Минском. Но и в Вильно ему приходилось бывать время от времени. То у друзей — Владислава Сырокомли, Станислава Монюшко, то на концертах детей — талантливых фортепианистов Камилы и Мирослава, то у издателей — типографов Завадского, Сыркина, а еще — у цензоров. Потому что в ту пору, в середине XIX века, чтобы напечатать книгу, приходилось отдавать ее на контроль специально обученным людям, которые блюли, нет ли в сочинении чего–либо антиправительственного. Против власти Дунин–Марцинкевич не шел. И ему давали добро на публикации. Тем более неприятно, казалось бы, на пустом месте получить вдруг отказ, после которого в Вильно почти полвека вообще не издавались книги по–белорусски.


Но за разрешением на издание надо было обращаться в Виленский цензурный комитет, а конкретно — к цензору Павлу Кукольнику. Тот препятствий не чинил. Поэтому в 1855 году вышли повесть в стихах «Гапон», книга поэзии «Вечерницы и Сумасшедший». На «Гапона» очень быстро отозвался с критическим (но дружеским) очерком Сырокомля: писал он свой отзыв в Борейковщизне — ныне Барейкишкес, селение по пути из Вильнюса в Минск; а публикация появилась в «Газете варшавской».
Все шло хорошо. В 1856–м Кукольник вновь одобрительным росчерком пера дал позволение на печатание в Минске очередной книги — «Интересуешься? Прочти!»

А в 1858–м Виленский цензурный комитет не обнаружил препятствий для разрешения издания перевода с польского на белорусский поэмы Адама Мицкевича «Пан Тадеуш».
И вот сигнальный экземпляр с первыми главами «Пана Тадеуша» через год выходит в виленской типографии Абеля Сыркина. Но не доходит до читателей. Задерживается весь тираж в 1000 экземпляров, из которых 92 должны были уйти по подписке вложившим средства в издание — Артему Вериго–Даревскому, Эустахию Врублевскому, князю Миколаю Радзивиллу, нескольким жителям Вильно и других местностей.
В чем дело?
Нет, не в авторе. А в том, что из Главного управления цензуры, из Санкт–Петербурга, пришло указание «о воспрещении печатания азбук, содержащих в себе применение польского алфавита к русскому языку».
Воскликнете вы: что за чушь! Когда это по–русски писали польскими буквами?
Но вернемся в XIX век. Тогда самостоятельности белорусского языка не признавали, а считали его диалектом русского. Вот в чем загвоздка.

Вот почему Дунин–Марцинкевич, публиковавший свои произведения польским алфавитом, но по–белорусски, отныне делать этого не мог.

Впрочем, в Петербурге ограничение было создано лишь для того, чтобы «сочинения на малороссийском наречии (т.е. по–украински. — В.К.) печатались не иначе, как русскими буквами».
В Виленском цензурном комитете проявили инициативу и послали в августе 1859–го в Санкт–Петербург запрос: «Хотя вышепомянутое относится, собственно, к малороссийскому наречию, но, как и белорусское наречие, составляет отрасль русского языка и некоторым образом может подходить под означенное постановление Главного управления цензуры, то комитет встретил сомнение, может ли быть дозволено печатание сочинений на белорусском языке польским шрифтом».
Виленский цензурный комитет в ноябре 1859 года докладывал в Санкт–Петербург, что «сколько Комитету известно, все белорусские сочинения печатаны были доселе польскими буквами».
Мол, что тут такого? Так сложилось. Традиция.
Но Главное цензурное управление было неумолимо.
Там твердо определились: «Не допускать употребления польского алфавита при печатании сочинений на белорусском наречии, книгу «Pan Tadeusz» Мицкевича, отпечатанную польским шрифтом, не выпускать в свет».

6 февраля 1867 года Дунин–Марцинкевич обращался в газету «Виленский вестник» с предложением опубликовать его белорусскоязычные «Былицы, рассказы Наума», переписанные в угоду неумолимой цензуре с латинского алфавита на кириллицу.

Увы, получил неприятный ответ редакции: «Стих ваш не будет напечатан, а предложение не может быть принято. Редакция с удовольствием даст место в своей газете памятникам белорусского народного творчества или произведениям вроде Кольцова, если бы такие были возможны; но она считает более чем бесполезным попытки создания белорусской искусственной литературы»...."

В 1859 году издание литературы по–белорусски в Вильно прекратилось — до 1906 года, когда здесь увидела свет первая газета на родном языке «Наша доля», между прочим, и «русскими», и «польскими» буквами, а говоря современными языком — кириллицей и латиницей.

Советская Белоруссия № 121 (24751). Суббота, 27 июня 2015 Автор публикации: Виктор КОРБУТ/


Вот так, если с начала аннексии "Северо-Западного края" (как эту местность называли "освободители") местные авторы ещё могли писать и издавать свои произведения на родном языке, транслитерируя их латиницей, то с 1859 года и эта лазейка закрылась: пиши только на правильном русском языке, разумеется, правильной имперской килиллицей.
А вот для поляков вольности закончились позже...

Сведения от Стрелкова Игоря Ивановича по итогам 04 июня 2014 года.

Оригинал взят у summer56 в Сведения от Стрелкова Игоря Ивановича по итогам 04 июня 2014 года.

По итогам двух дней, доблестные зенитчики Игоря Ивановича уничтожили три вертолёта и два штурмовика!

" Один уже сгорел, второй лежит на боку и никуда больше не полетит, а третий (Ми-24) к ним добавился сегодня утром - упал и сгорел в районе Славянского Курорта.
Подтверждаю сбитие вчера ДВУХ штурмовиков Су-25. Один упал по направлению к Красному Лиману, второй -  севернее Славянска (видели, как катапультировался летчик).

"За два дня. 2 "сушки" и 3 "вертушки". Прямо стихи получились у Игоря Ивановича!

Отлетались касатики! Как славно!
Надеюсь, что среди сбитых штурмовиков был тот, кто бомбил Луганский ОГА.
Очень надеюсь!
А зенитчики молодцы! Отлично поработали!


Ещё Игорь Иванович сообщил, что:

"Вчера в бою под Семеновкой погиб командир батальона 95-й аэромобильной бригады."

Плакать не будем?

И по общей ситуации:

"Сегодня Семеновку обстреливали и бомбили весь день. Применили даже гаубицы калибра 240-мм. Попеременно долбили то гаубицами, то штурмовиками.
У нас двое раненых.
Стреляют укры из пушек  очень плохо, а штурмовики после вчерашнего ниже 3 км не опускаются и,  соответственно, попасть тоже никуда не могут."


И ещё. В ЖЖ появилось такое сообщение:

http://da-dzi.livejournal.com/243766.html

Фёдор Березин hrapypris31, офицер-ракетчик ПВО и талантливый писатель-фантаст, отныне полномочный представитель командующего Ополчением и министра обороны ДНР Игоря Ивановича Стрелкова.
"Не для пиара, а выполняя приказ делаю сообщение.
Уже по личной инициативе начал с ЖЖ (у нас ведь ныне принято воевать и сетях тоже).
Итак...
Отныне я не стрелок Народного ополчения ДНР...
Со вчерашнего дня я назначен
ПОЛНОМОЧНЫМ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ КОМАНДУЮЩЕГО ОПОЛЧЕНИЕМ и МИНИСТРА ОБОРНЫ ДНР
по очень многим вопросам, в том числе по взаимодействию с правительством ДНР.
Вот такой "маршалский жезл"."

Игорь Иванович подтвержает полномочия Фёдора Дмитриевича Березина:

"Подтверждаю. Посмотрим, как справится."

Вот его ЖЖ:

http://hrapypris31.livejournal.com/

Я кстати уже видел его выступление по телевизору.

===========================================

Лично я пока не видел выступления Фёдора Дмитриевича, зато читал. Вот это, скажем (дата какая, а?):

Донецк-2038: анклав и хаос

Дата: 25 сентября 2013
Жизнь по-донецк

Через четверть века в Донецке, конечно, все будет не так. А как оно будет? Нам кажется, что об этом можно только гадать. Но есть писатели-фантасты, для которых заглядывать в будущее – часть профессии. Мы попросили посмотреть в 2038 год трех ведущих донецких фантастов, признанных в ближнем и дальнем зарубежье.
Сегодня об этом говорит один из них – Федор Березин.