eugen1962 (eugen1962) wrote,
eugen1962
eugen1962

Category:

В Минздраве заявили о неэффективных протоколах лечения в онкоцентре им.Блохина. Онкологи возмущены

Разумеется, возмущение онкологов можно понять, ежели, как они заявляют: "Врачи использовали немецкие протоколы — статистика и исследования показывают, что они эффективны", "Все протоколы утверждены ученым советом", "Экспериментальные протоколы проходили в рамках научно-исследовательских работ, тоже подтвержденных Минздравом".
А Георгий Менткевич, кстати, прислал Vademecum письмо, в котором ответил на некоторые тезисы академика Румянцева. И там он, в подкрепление этих тезисов, ещё и приводит данные по эффективности лечения некоторых видов заболеваний в НИИ детской онкологии онкоцентра им. Блохина, которые действительно впечатляют.

Единственно, что мне не совсем понятно, зачем онкологи напирают на историческую уникальность своего участия в международных программах протоколов лечения и первопроходчество. А вот по нынешним результатам - да, лидерство очевидно.  (Конечно, может я и ошибаюсь, но, к примеру, в Питере д.м.н. Белогурова начала тесно работать с Германией по западным протоколам лечения примерно тогда же, когда и Менткевич (90-91гг). А первую удачную трансплантацию костного мозга ребёнку в СССР сделал, тоже в Питере, в 1991-м профессор Афанасьев, ныне директор НИИ ДОГиТ им. Р.М.Горбачевой, основавший отделение трансплантации костного мозга ещё в 1987-м году и так и продолжающий на этом поприще)


В развитие предыдущих текстов (Метастазы оптимизации. Онкологический "бизнес-центр" Ивана Стилиди и "корпорация Здравоохранение" // Метастазы оптимизации. Онкологический "бизнес-центр" Ивана Стилиди. Несогласные - на выход // Метастазы оптимизации. Онкологический "бизнес-центр" Ивана Стилиди. Некукловод дал пару интервью // Метастазы оптимизации. Онкологический "бизнес-центр" Ивана Стилиди. Pro et contra)


В Минздраве заявили о неэффективных протоколах лечения в онкоцентре имени Блохина. Уволившиеся детские онкологи не согласны с такими выводами. "Коммерсантъ" от 11.10.2019.


Комиссия Минздрава нашла нарушения в работе онкоцентра им. Блохина — в НИИ детской онкологии и гематологии. Результаты проверки были озвучены в четверг. По данным комиссии, работавшей в НИИ, «врачи использовали неэффективные протоколы лечения детей». Уволившиеся ранее из центра врачи, выступившие против оптимизации центра, негативно отреагировали на выводы Минздрава, отметив, что результаты их лечения «являются лучшими по России».

Члены комиссии Минздрава, которая проводила проверку в НИИ детской онкологии и гематологии в четверг рассказали о выявленном «списке нарушений». Как заявил главный внештатный гематолог Минздрава Александр Румянцев, пациентов лечили по неэффективным протоколам (рекомендации, поддерживающие решения врачей о медицинском обслуживании — “Ъ”), а истории болезней составлялись с нарушениями.

Напомним, 1 октября в Минздраве сообщили о создании комиссия для проверки деятельности НИИ детской онкологии и гематологии центра им. Блохина. Решение было принято после появления на сайте независимого профсоюза «Альянс врачей» видеообращения четырех врачей НИИ детской онкологии и гематологии. Тогда из центра уволились все врачи отделения гематологии и трансплантации, в том числе создавший его 20 лет назад Георгий Менткевич. Врачи в своем заявлении потребовали отставки нового руководителя центра Светланы Варфоломеевой, которая, по словам врачей, создала в институте «напряженную обстановку». Они заявили, что госпожа Варфоломеева «занялась аппаратной борьбой», «непрозрачно распределяет зарплаты», «выдавливает неугодных сотрудников», чем «дестабилизирует работу всей онкологической службы в стране, поставив под угрозу жизни детей».

«Врачи использовали немецкие протоколы — статистика и исследования показывают, что они эффективны,— прокомментировала “Ъ” выводы комиссии председатель профсоюза "Альянс врачей" Анастасия Васильева.— Коллектив возмущен этими заявлениями: комиссия не может оценивать неэффективность протоколов, не объясняя, на чем она основывается». Недавно уволившаяся из НИИ детский онколог Наталья Субботина заявила “Ъ”, что «все протоколы утверждены ученым  советом»:


«Экспериментальные протоколы проходили в рамках научно-исследовательских работ, тоже подтвержденных Минздравом». Говоря о прошедшей в четверг пресс-конференции комиссии Минздрава она сообщила, что уволившихся врачей «на нее никто не звал».

«С приходом Светланы Варфоломеевой мы должны были делать все по-другому, хотя проработали по 20 лет, и у нашего центра отличные показатели выживаемости»,— заявила “Ъ” госпожа Субботина. Отметим, что 1 октября в заявлении Минздрава сообщалось, что требования, которые предъявляет к коллективу госпожа Варфоломеева, «соответствуют современным подходам и повышают качество лечения больных»: «Эти требования выполняются во всех других онкологических институтах страны».

Ранее на пресс-конференции уволившихся врачей, которая состоялась 30 сентября 2019 года, Георгий Менткевич заявил, что «до последних трех месяцев никаких претензий к нашим результатам, которые являются лучшими по России, не было».

«Уже десять лет основным принципом работы в онкоцентре было соблюдение самых высоких международных стандартов лечения детей,— сказал он.— У нас работает отделение химиотерапии и гемобластоза — единственное в стране, где дети с острым лимфобластным лейкозом в стране получают такое же лечение, как в Германии. Выживаемость этих больных достигает более 85% процентов, от лимфросаркомы излечивается более 96% детей».

Как сообщили члены комиссии, в ходе проверки они встретились с 52 сотрудниками детского отделения (Всего в НИИ детской онкологии работает около 250 человек.— “Ъ”): 47 человек сказали, что не ощущают «атмосферу страха».

Они говорят, что хоть она и строгий руководитель, но не нарушает этики в отношении коллектива, и считают ее указания полезными для развития центра»,— заявила председатель комиссии, директор департамента развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава РФ Елена Байбарина.

По ее словам, в настоящее время от сотрудников центра поступило восемь заявлений об увольнении, четыре из которых удовлетворены и еще четыре находятся в стадии рассмотрения: «На их места пришли профессиональные врачи. Они уже приступили к работе. Жалоб на лечение от родителей не поступало». Заведующий отделением общей онкологии Анатолий Казанцев рассказал журналистам, что «никаких страхов, упреков, "насилия" на врачей со стороны Светланы Варфоломеевой не было».

Члены комиссии заявили, что не нашли оснований для увольнения госпожи Варфоломеевой и рекомендовали директору центра Ивану Стилиди «поддержать ее деятельность».

По словам Анастасии Васильевой, по итогам пресс-конференции членов комиссии врачи и родители пациентов детского центра намерены выпустить обращение.



Минздрав разберется с кадровой ситуацией в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина. 10.09.2019, VADEMECUM

Ранее конфликт в НИИ ДОиГ прокомментировал и главный детский онколог-гематолог Минздрава РФ Александр Румянцев. Он сообщил, что в течение многих лет в России создавалась система разработки новых методов лечения онкологических заболеваний у детей и организована целая служба по всей стране, однако НИИ ДОиГ в этом не участвовал. Поэтому еще три месяца назад по согласованию с Минздравом была разработана концепция развития НИИ ДОиГ и поэтому же сменилась команда – туда пришли специалисты из НМИЦ им. Дмитрия Рогачева.

«Возглавляет работу профессор Варфоломеева Светлана Рафаэлевна, до этого работавшая в течение многих лет главным онкологом Центрального округа, главным онкологом Московской области, а также в течение десяти лет исполнительным директором Общества детских онкологов-гематологов. Все, что опубликовано сегодня в Сети и обсуждается, не имеет никакого отношения (к действительности)», – сказал академик.



«2,5 тысячи операций – очередная «утка». Георгий Менткевич ответил Александру Румянцеву. 30.09.2019, VADEMECUM

Заместитель директора НИИ детской онкологии и гематологии (ДОиГ) НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина Георгий Менткевич, которого с 25 сентября отстранили от должности заведующего отделением трансплантации костного мозга и гемопоэтических стволовых клеток, вступил в заочную дискуссию с президентом НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева Александром Румянцевым.

Изменения в НИИ ДОиГ Александр Румянцев комментировал еще в начале сентября, а 27 сентября высказался более подробно в интервью «Медвестнику» (Детская онкология в центре Блохина требует серьезных изменений. 27.09.2019, medvestnik.ru). По мнению Румянцева, причинами конфликта стали переход НИИ ДОиГ на единые стандарты работы и нежелание некоторых сотрудников выполнять распоряжения руководства, а именно нового директора НИИ Светланы Варфоломеевой, до этого работавшей в НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева.

Профессор Георгий Менткевич прислал Vademecum письмо, в котором ответил на некоторые тезисы академика Румянцева.

Александр Румянцев: Детская онкология в Центре Блохина тоже требует очень серьезных изменений, потому что почти 30 лет это учреждение, по сути, было изолировано от работы Минздрава, поскольку находилось в ведении Академии наук. У него были совсем другие задачи, другое финансирование. Но когда, в силу разных обстоятельств, НИИ перешло под крышу минздравовского онкоцентра, то оказалось, что нужно согласовывать действия с общими для всех в РФ протоколами лечения.

Георгий Менткевич: НМИЦ им. Н. Н. Блохина работал в системе Академии наук. А разве это плохо? Все крупнейшие институты, включая Курчатовский, работали в системе академии и достаточно много сделали для нашей страны. Наиболее существенные достижения в области детской онкологии и гематологии сделаны в странах, где не только нет Министерства здравоохранения РФ, но и подобных организаций. Разве это хорошо, когда вся страна лечит острый лейкоз по протоколу, который не применяется в развитых странах и специалистам не дают развивать и внедрять более прогрессивные технологии?


А. Р.: В Центре им. Дмитрия Рогачева абсолютно все дети получают лечение за государственный счет. С примерно сопоставимым коечным фондом там делают в год 2,5 тысячи операций, а в НИИ ДОиГ – 500. Мы делаем ежегодно 250 трансплантаций костного мозга, а они не могут сделать и 50. Отмечу, что многие региональные центры детской гематологии и онкологии уже обошли НИИ ДОиГ, а ведь онкоцентр должен занимать лидирующее положение и в области подготовки кадров, и в работе с субъектами.

Г. М.: Замечательно выглядит сравнение достижений Центра им. Дмитрия Рогачева с нашим институтом. Единственное место, где лечение детей с острым лимфобластным лейкозом лечат так же, как в Германии, является НМИЦ им. Н. Н. Блохина. С 2003 года мы являемся официальными участниками международного протокола, куда включено большинство стран Европы. Результаты терапии не отличаются от таковых, получаемых другими исследовательскими группами. Да, этот протокол не может проводиться на всей территории РФ: он сложнее, что требует лучшего обеспечения. Сейчас готовится его новая версия. Детская онкология нуждается в развитии. Результаты и цена, которые дети платят за выздоровление, очень высоки.

В НИИ ДОиГ было открыто первое в России детское отделение трансплантации костного мозга. У нас 5 стерильных боксов (а сколько в Рогачевском центре?), и мы делаем 50 трансплантаций в год, обеспечивая всех больных нашего центра этим методом лечения. Кстати, именно в нашем НИИ впервые в России с 2002 года проводится частично-совместимая родственная трансплантация. А еще я хочу сказать, что чем лучше лечится лейкоз, тем меньше нужно делать трансплантаций.

Хотелось бы также отметить и другие достижения нашего института: лимфома Ходжкина 3-4-й стадий – более 95% больных выздоравливают, В-клеточная лимфома 3-4-й стадий – более 94%. На конгрессе, который будет в Турции, наши результаты станут лучшими, правда, в комиссию не вошли представители ФНКЦ, Министерства здравоохранения РФ и т. д. Совместно с НИИ нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко и при поддержке Фонда Константина Хабенского нами разработана программа лечения пациентов с медуллобластомой (более 60% детей излечиваются при среднем сроке наблюдения более 5 лет).

Когда говорится о том, что 2,5 тысячи операций, то надо понимать, что это очередная «утка». В России онкологией заболевают от 3,5 тысячи до 4 тысяч детей в год. Наиболее частые болезни – это лейкозы и лимфомы (около 50%). В НИИ ДОиГ им Н. Н. Блохина в год выполняется 500 операций, что в сумме (+ 2,5 тысячи) дает 3 тысячи операций. По всей видимости, А. Г. Румянцев считает, что пациенты нигде больше не оперируются (хирурги меня поправят). Иначе получается, что в Рогачевском центре делается больше операций, чем имеется больных в России.


А. Р.: В НИИ были самые разнообразные нарушения трудовой дисциплины, использовалось финансирование за счет родителей, платные услуги и прочие вещи. Новая администрация эти позиции закрыла, потому что дети должны получать лечение бесплатно.

Г. М.: Абсолютно лживой является попытка связать меня с какими-то нарушениями трудовой дисциплины, использованием средств родителей, наличием так называемых платных услуг. Ни один пациент отдела химиотерапии гемобластозов и отделения трансплантации костного мозга не оплачивал лечение за счет своих средств, а наличие платных услуг в НМИЦ им Н. Н. Блохина регламентировалось администрацией центра. Может быть, вам и вашим коллегам из Минздрава РФ будет интересно узнать, какой материальный вклад вносит в работу ФНКЦ фонд «Подари жизнь» (по данным открытых отчетов фонда, около 800 млн рублей в год) и что часть средств идет на заработную плату врачей. Хочу сразу подчеркнуть, что я восхищаюсь работой таких фондов, как «Подари жизнь», «Настенька», Фонд Хабенского и многих других.


А. Р.: В историю были втянуты родители больных детей. Я как главный специалист Минздрава выступил против такого серьезного нарушения врачебной этики. Онкоцентр включает в себя несколько подразделений, но только в этой службе возник конфликт, и он не прекращается. <...> Врачи заявляют, что уволятся и пойдет под увольнение весь персонал отделения. Трудно убедить людей, когда их лечащие врачи подталкивают к конфликту. Это уже второе нарушение этики: врач, покидающий площадку со своими больными, достоин порицания медицинским сообществом.

Г. М.: Родителей, так же как врачей и медицинских сестер, никто не настраивает. Люди давно уже перестали быть крепостными. Оказывается, есть родительское сообщество, которое обсуждает проблемы своих детей и дает оценку действиям врачей, Минздрава РФ, а попытки заставить их замолчать, которые предпринимаются, вплоть до организации провокаций, вызывают крайне негативную реакцию».


Раковый передел: что в действительности произошло в онкоцентре Блохина. 08.10.2019, Ридус

Русфонд разбирался в ситуации. «Ридус» публикует расследование.

Менткевич считает НИИ детской онкологии и гематологии лидером в своей сфере.

«Перед открытием нашего отделения в 1991 году, — рассказывает он, — я год учился в США, я член Children’s Oncology Group: это дает колоссальное преимущество, доступ ко всем протоколам лечения, которые только существуют».

Лидером он Рогачевку не считает.

«Там делают 250 трансплантаций в год, а мы всего 50. Но у нас в отделении всего пять коек, а там существенно больше. И там представлен другой спектр заболеваний», — говорит Менткевич.

Можно ли выяснить, кто лечит лучше?

«Когда от рака сначала удавалось спасти 20% детей, а через некоторое время уже 40%, всем было понятно, что это хорошо, — считает Менткевич. — Но сейчас, когда излечивается до 85%, сравнивать результативность методов очень тяжело».

«У двух институтов разные подходы, разные протоколы.

Например, в Рогачевке придерживаются протокола лечения MB (Moscow — Berlin), а в Центре Блохина — BFM (Berlin — Frankfurt — Muenster). Протоколы — это, грубо говоря, последовательность действий врача и список препаратов»
.

«Чтобы сравнить протоколы и получить статистически значимые результаты, - объясняет Менткевич, - Надо провести рандомизированное исследование примерно 400 детей — половину лечить одним способом, половину другим. Срок наблюдения должен составлять лет десять».


***

Детская онкология в центре Блохина требует серьезных изменений. 27.09.2019, Медвестник

Александр Румянцев объяснил конфликт в НИИ ДОиГ личными амбициями. 01.10.2019, Медвестник

Александр Румянцев выступил в защиту нового руководства НИИ детской онкологии и гематологии. 10.09.2019, Медвестник






Tags: РФ, власть, дети, здоровье, здравоохранение, интриги, медицина, справедливость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments