eugen1962 (eugen1962) wrote,
eugen1962
eugen1962

Category:

Метастазы оптимизации. Онкологический "бизнес-центр" Ивана Стилиди. Несогласные - на выход.

Суть производственного конфликта врачи - руководство онкоцентра им.Блохина: разрушение лечебного процесса, разработанного в НИИ детской онкологии и гематологии (НИИ ДОиГ) НМИЦ онкологии им.Н.Н.Блохина новоназначенным руководителем С.Варфоломеевой, пришедшей из лечебного учреждения (НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева), в котором практикуются кардинально иные методики и протоколы лечения, с целью внедрения их и на новом месте работы. Несогласные должны или смириться или уйти.
В целях стимуляции этого процесса на них
(несогласных) оказывалось моральное (травля, нагрузка) и материальное (уменьшение зарплат) давление.
Демонстративно был устраненен от управления лечебным процессом, т.е. от заведования отделением трансплантации костного мозга и гемопоэтических стволовых клеток
(увольнение) один из ведущих сотрудников НИИ ДОиГ - д.м.н. Георгий Менткевич (сохранение за ним, при этом, научной должности в НМИЦ им.Н.Н.Блохина не им. никакого отношения к исполнению врачебного долга), открыто полемизирующий с бывшим шефом Варфоломеевой - Александром Румянцевым, президентом онкоцентра им.Рогачева. И ежели Менткевич приводит внятные и понятные цифры, ориентированные именно на результат лечения, то пояснения Румянцева, как минимум, странные. И требуют более глубокого анализа (профильными неангажированными специалистами), в т.ч. и на предмет профессионализма.

Доказательств того, что методики/протоколы лечения Менткевича неэффективны и хуже, нежели в онкоцентре им.Рогачёва, ни Варфоломеева, ни Румянцев не приводят.
А они есть, такие доказательства?
И, ежели их нет, то это уже не о медицине, а об уголовщине.

Кстати, Варфоломеева солгала в интервью Известиям: "Есть два ключевых вопроса: будет ли здесь филиал центра Рогачева и правда ли, что уволят всех врачей? — сказала Светлана Варфоломеева «Известиям». — Никакого филиала центра Рогачева здесь не будет. Да, мы взяли уже четырех врачей, но они не заменили никого из заведующих, они не претендуют на это и работают врачами". Вместо Менткевича и зав.отделением, и зам.директора НИИ уже назначен юноша, подвизавшийся в НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева с 2009-го года под наставничеством Варфоломеевой и Румянцева, специалист по рассеянному склерозу, судя по его кандидатской (Заместитеть директора по научной и образовательной работе НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, к.м.н. Киргизов Кирилл Игоревич)

Детские онкологи НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ им. Н.Н. Блохина 30 сентября записали видеообращение и выложили в сеть. Там не заявляется о низких зарплатах, как особой проблеме, а только о несправедливом и келейном их начислении. Также не говорится и о массовых увольнениях по инициативе руководства. Заявлено только об устранении от управления лечебным процессом, т.е. от заведования отделением (увольнении) Георгия Менткевича. И поясняется то, что происходит в НИИ (по их мнению) и свою мотивацию к увольнению. Под катом небольшой дайджест - цитаты с комментариями участников конфликта.




.
В Кремле прокомментировали скандал в онкоцентре имени Блохина. 01 октября 2019, Известия

30 сентября группа врачей НИИ детской онкологии и гематологии (НИИ ДОиГ) от лица 26 сотрудников записали видеообращение, в котором обвинили новое руководство в травле и под угрозой увольнения потребовали смены руководства, прозрачного начисления зарплат и аудита строительства новых корпусов, которые почти 20 лет не могут ввести в эксплуатацию.
Медики утверждают, что новый руководитель НИИ ДОиГ Светлана Варфоломеева сокращает ставки, понижает зарплаты, нагружает врачей бумажной работой и препятствует работе волонтеров. Изменениями недовольны и родители пациентов.


Скандал в терминальной стадии: почему из онкоцентра имени Блохина уходят врачи. Что привело к одному из самых масштабных конфликтов в российской медицине. 02.10.2019, Известия

Медики пожаловались на ужасные условия содержания пациентов, отсутствие бесплатных лекарств и давление со стороны нового руководства.

— Все уходят, как и говорили. Нас два месяца принуждали к тому, чтобы мы написали заявления, — вот мы и написали. Работать в таких условиях коллектив не может и не хочет, потому что это банальный рейдерский захват института. На мой прямой вопрос во время первой беседы со Светланой Варфоломеевой [директором НИИ детской онкологии и гематологии. — Прим. ред.], хочет ли она заменить всех сотрудников института детской онкологии на выходцев из НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева, она ответила: «Да, хочу». Не понимаем, что же теперь все так испугались, — подчеркнул Рыков.

Доктор медицинских наук, профессор Александр Попа рассказал «Известиям», что 1 октября заявления подали восемь сотрудников отделения гематологии и трансплантации, в том числе и он. Врач принял решение в связи с тем, что считает нового заведующего отделением недостаточно квалифицированным для того, чтобы принимать решения по лечению больных.

На меня оказывают психологическое давление: отстранили от заведования отделением трансплантации костного мозга и гемопоэтических стволовых клеток НИИ детской онкологии и гематологии (ДОиГ) НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Георгия Менткевича, с которым я работаю бок о бок. У нас общие больные: я лечу пациентов, потом им проводится трансплантация костного мозга. Вместо него поставили заведовать Кирилла Игоревича (прим Киргизова), который не знает этой проблемы, не способен принимать решения по лечению больных. Он пришел недавно, работал в основном дежурантом в отделении трансплантации костного мозга в Республиканской детской клинической больнице, является секретарем Национального общества детских гематологов и онкологов (НОДГО). Как я буду с ним работать? — возмутился Александр Попа.


Опухоль головного центра: что стоит за скандалом в НМИЦ им. Блохина. 10.10.2019, Известия

Согласно приказу за подписью директора НМИЦ им. Н.Н. Блохина Ивана Стилиди, в августе он распорядился сократить 709,5 штатной единицы и утвердить новое расписание работы персонала. Объяснялось это упразднением невостребованных вакансий. А в июле медикам центра выплатили зарплаты в два-три раза ниже обычных.

Как рассказала «Известиям» мама одного из пациентов детского отделения (называть свое имя она опасается), нагрузка на врачей сейчас настолько увеличилась, что не заметить это невозможно.

— Наши лечащие врачи стали загнанными. У них бесконечные конференции и работа с документами. Мы лежим с марта, и мне есть с чем сравнить, — пояснила она. — Это не значит, что наш врач не уделяет внимания моему ребенку. Но сейчас он общается с нами на бегу. Приходит на работу в семь утра, а уходит тоже не раньше семи, а то и в девять. Он даже выспаться толком не успевает. Мы не видим снижения качества работы медиков, но моральная атмосфера — это важно.

Родители утверждают, что новая администрация запретила родителям просить помощи у фондов.

— Я пользуюсь помощью фонда «Подари жизнь» и знаю, что в пятницу у него не хотели принимать гуманитарную помощь. Многие мамы приехали из далеких регионов, и им нужны продукты, влажные салфетки, памперсы и другие предметы ухода. Как можно их этого лишать? Руководство онкоцентра говорит, что всё это здесь есть, но это не так, — отметила собеседница «Известий».

Кроме того, фонды по запросу родителей (и согласованию с лечащим врачом) закупали импортные препараты для лечения детей. Родители опасаются, что запрет коснется и этого.

— В октябре нам должны провести курс космегена. Его нам закупал фонд. Сейчас центр Блохина перешел на поставку отечественных препаратов. Но я хочу, чтобы ребенка лечили теми же лекарствами, которые ему уже помогли, — сказала женщина.

Максим Рыков рассказал «Известиям», что в июне всем научным сотрудникам всех НИИ, подведомственных онкоцентру им. Н.Н. Блохина, предложили перейти на полставки, объясняя это тем, что пока зарплату платить нечем.

— Почему ее нечем платить, с этим сейчас разбирается Следственный комитет, — отметил он. — Многие врачи получили кто по 10 тыс. рублей, кто еще меньше в предыдущем месяце. Захотели уволить не только меня — многих людей, в том числе профессора Георгия Менткевича, который стоял у истоков отделения, он основатель и первый заведующий отделением трансплантации костного мозга, человек с самым большим опытом в нашей стране. Нам угрожали увольнениями, сокращениями ставок, предлагали уволиться по собственному желанию.

По словам Максима Рыкова, конфликт начался в июне, когда директором НИИ детской онкологии и гематологии аппарата управления назначили Светлану Варфоломееву.

Врачи онкоцентра считают, что руководство захотело избавиться от всех неугодных сотрудников и привести новых людей из института им. Дмитрия Рогачева.

Онкология сама по себе область медицины достаточно напряженная с эмоциональной точки зрения, а тут еще нагнетается такой конфликт, искусственно создается, пытаются людей стравливать, поощряется стукачество, — добавил Максим Рыков. — После сокращения вакантных ставок руководство намерено сокращать и действующие — оно уже озвучило свою позицию по этому вопросу.

К слову, в беседе с «Известиями» врач подтвердил, что новое руководство запретило пациентам принимать помощь от фондов
.

***

«Известия» пообщались и с директором НИИ детской онкологии и гематологии аппарата управления ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России Светланой Варфоломеевой. По ее словам, причина возникшего кризиса в том, что коллектив НИИ боится перемен, а также «в старом многолетнем конфликте между двумя выдающимися центрами» (имеется в виду НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева).

— Сейчас происходит самое страшное: люди, наполнившись совершенно деструктивной информацией, считают, что сюда придут все из НИИ детской гематологии, из центра Рогачева. Это самая главная проблема. Я несколько раз беседовала с родителями. Есть два ключевых вопроса: будет ли здесь филиал центра Рогачева и правда ли, что уволят всех врачей? — сказала Светлана Варфоломеева «Известиям». — Никакого филиала центра Рогачева здесь не будет. Да, мы взяли уже четырех врачей, но они не заменили никого из заведующих, они не претендуют на это и работают врачами.

Говоря о снижении зарплат врачам, она не отрицает, что это произошло разово, в июле. Но причину объяснить не может.

— Ни одного врача на полставки не переводили. В июле на один месяц было снижение зарплаты. Я работаю с 4 июня. Поверьте, я не знаю, как это могло получиться, — сказала она.

Что касается дополнительной нагрузки, ее новый директор НИИ детской онкологии объяснила необходимостью создания электронного документооборота.

— В этом центре нет электронной истории болезни. Для меня это катастрофа, потому что электронная история болезни позволяет объединить все подразделения, существенно уменьшить нагрузку на персонал, — заявила она. — Чтобы инкорпорировать нашу работу в электронную систему, надо ввести инфузионные листы. Они есть в институте Рогачева, в РДКБ — везде.

***

Тем временем делами НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина уже занялись Генпрокуратура и Следственный комитет. Первая провела проверку деятельности центра и выяснила, что в апреле 2018 года он заключил договор с ООО «Русский доктор», которое взимало с граждан плату за услуги, оказываемые по ОМС. А также неправомерно завышало цены на платные услуги. От этих махинаций пострадали 356 пациентов, которые переплатили в общей сложности 17,2 млн рублей.

Кроме того, из 39 случаев смертей пациентов за 2019 год врачебная комиссия рассмотрела только шесть, причем ее последнее заседание проводилось в апреле.

Много вопросов у прокуратуры вызвали практика закупок, предоставления помещений онкоцентра коммерческим организациям, использование его имущества на бездоговорной основе и другие нарушения.

Следственный комитет сейчас проводит проверку обстоятельств использования онкоцентром сервиса ООО «Русский доктор». Он изучает работу колл-центра НМИЦ онкологии им. Н.Н Блохина, приказы и действия некоторых должностных лиц.


Офигенный конфликт интересов! – Менткевич о совместной работе с фондами. 02.10.2019, Оsnmedia.ru

Фонды помогают доставить нужное лекарство избегая многочисленных проволочек

Получить лекарство, которое требуется пациенту «по жизненным показаниям» через госфинансирование – долгий процесс, полный согласований и утверждений. Благотворительный фонд может выполнить эту задачу быстро и без проволочек. Об этом рассказал замдиректора НИИ онкологии и гематологии НМИЦ им Н.Н. Блохина Георгий Менткевич на пресс-конференции, прошедшей 2 октября в ИА «Росбалт».

Темой встречи стал конфликт между сотрудниками НИИ онкологии и гематологии НМИЦ им Блохина и руководством этого центра идёт не первый месяц. Начался он ещё летом, когда во главе НИИ была поставлена Светлана Варфоломеева. Принесённые ей новые методы работы были негативно приняты сотрудниками центра. Дело дошло до того, что несколько десятков медиков подали заявление об увольнении.

Один из присутствующих на пресс-конференции корреспондентов задал вопрос: есть информация, что некоторые из сотрудников НИИ онкологии сотрудничали с неким фондом. И таким образом в их деятельности присутствовал конфликт интересов.

Фонд «Настенька»

«Просто и быстро ответит на этот вопрос будет трудно», — сказал Минткевич.

Онколог сообщил, что является соучредителем фонда «Настенька».

«Директором фонда является Джамиля Алиева. Её ребёнок погиб у меня в отделении. И это через несколько лет заставило её посвятить свою жизнь этой проблеме (лечению онкологических заболеваний – прим ОСН)».

Спикер рассказал, что фонд за 17 лет перечислил на помощь онкологическим центрам сумму в 500 млн. руб. Они были потрачены на помощь детям, помощь в закупке лекарств, в закупке оборудования и так далее.

«Это фонд, который не имеет «крыши», как сейчас любят говорить. И который постоянно проверяется всеми возможными способами», — подчеркнул специалист.

Фонд, как способ преодолеть бюрократическую волокиту

Менткевич проиллюстрировал, каким образом фонды оказывают помощь:

«У нас замечательная есть система: вам выделяют на трансплантацию 2 млн 700 рублей и выделяют квоту, а препаратов не выделяют … Вот, мы израсходовали эти 2 млн 700 рублей, сделали трансплантацию. А что потом дальше с больным-то? Он ещё год нуждается в средствах. Для того, чтобы обследоваться. Для того, чтобы получать дорогостоящие антибиотики, переливать иммуноглобулины и так далее».

Онколог рассказал, что эти траты Минздравом не берутся в расчёт.

«Вы даже не представляете себе, что значит работать детским онкологом в федеральном учреждении. Нет препарата в аптеке (лечебного центра – прим ИА ОСН). Антибиотика. Надо заявку написать (на приобретение – прим АИ ОСН) «по жизненным показаниям». Эту заявку подписывает лечащий врач. Её подписывает заведующий отделением. Её подписывает директор института.

Потом с этой заявкой надо пробежать 800 метров в аптеку. Подписывает заведующий аптекой, что этого препарата нет. Потом надо эту заявку передать главному врачу или заместителю директора, которые её подпишет. Потом объявляется тендер»
.

«А это называется: «по жизненным показаниям», — подчеркнул спикер.

Врач объяснил, что именно поэтому обращаются за помощью в фонд, который привозит нужное лекарство:

«А привезти надо через аптеку. Потому что каждый препарат должен быть зарегистрирован в аптеке. Даже если он с сертификатом».

«Офигенный конфликт интересов! Вы не представляете себе, какой конфликт интересов у меня», — воскликнул Менткевич, завершая рассказ.


Менткевич оппонентам: Вы либо плохо лечите онкологию, либо врёте в цифрах. Ведущий специалист центра им Блохина обвинил руководство в манипуляции данными. 02.10.2019, Оsnmedia.ru

В НМИЦ им Блохина внедряются методики НМИЦ им Рогачёва. В качестве обоснования используются статистические показатели по операциям. При этом приводятся данные, которые заставляют задуматься о профессионализме специалистов центра им Рогачёва. Такое мнение высказал замдиректора НИИ онкологии и гематологии НМИЦ им Н.Н. Блохина Георгий Менткевич на пресс-конференции, прошедшей 2 октября в ИА «Росбалт».

Конфликт между руководством и врачами-онкологами в центре им Блохина длится не первый месяц. Зрел он давно, но в «острую фазу» перешёл в начале июня 2019 года, когда на должность НИИ детской онкологии и гематологии назначили Светлану Варфоломееву. Прежде она занимала должность зама генерального директора в НМИЦ им. Д. Рогачева. Придя на новое место, Варфоломеева решила внедрить опыт работы, к которому привыкла на предыдущем. Что встретило резкое непонимание работников центра им Блохина.

«Нам было абсолютно удивительно слышать от пришедших людей из института Рогачёва, что они научат нас работать», — сказал Менткевич. «Я могу показать такой пример, как манипулируют цифрами» — добавил спикер.

Онколог сообщил, что по, данным академика Румянцева «в институте Рогачёва делается 250 трансплантаций костного мозга». В то время как в центре им. Блохина – только 50:
«Есть такое заболевание: острый лимфобластный лейкоз. Если вы его хорошо лечите, вам только у 3% больных надо делать трансплантацию костного мозга. Если у вас тысяча больных за год заболевает, вам нужно делать 30 трансплантаций в год для этой категории больных».
На основании этих данных, врач центра им Блохина задал вопрос: «Вы плохо лечите лимфобластный лейкоз? Раз вам нужно 250 трансплантаций делать. Или вы что-то врёте? Если вы хорошо лечите эту болезнь, вам не нужно такое количество трансплантаций».
«И вот эта вот постоянная манипуляция с цифрами, о которых мы, собственно говоря, наслышаны в последнее время – это тоже очередная черта новой администрации», — подытожил свою мысль Менткевич.


Сотрудник НМИЦ им. Блохина: Спасать детей будет некому. 09.10.2019, Собеседник

После конфликта с руководством Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) онкологии имени Блохина 26 врачей детского отделения решили уволиться. «Собеседник» выяснил, что их к этому подтолкнуло.
Родители детей, которые проходили и проходят лечение в онкоцентре, тоже разделились на два лагеря: одни поддерживают медиков, вторые – руководство.
Ситуация накалена до предела. Никто не хочет слушать друг друга. Вместо того чтобы по факту разобрать все претензии друг к другу, и врачи, и руководство центра дают эмоциональные пресс-конференции. За взаимными обвинениями сложно найти истину.

«Собеседник» поговорил с человеком, работающим в НМИЦ им. Блохина. Его версию причин конфликта мы публикуем на условиях анонимности, потому что сотрудник пока не готов бросить своих маленьких пациентов.

Все началось не вчера…

– Знаете, мне страшно за детей. Потому что, когда уйдут все врачи, которые от бога, спасать их будет реально некому.

Проблемы начались осенью 2017 года, когда прежнему директору онкоцентра Михаилу Давыдову (хирург-онколог, профессор, возглавлял центр 16 лет. – Ред.) не продлили контракт. На его место поставили Ивана Стилиди в качестве исполняющего обязанности. Через год он стал директором всего центра, а детское отделение возглавил Георгий Менткевич, который работал в онкоцентре с 91-го года, создал отделение трансплантации костного мозга и к тому моменту был зам. директора по научной и лечебной работе НМИЦ.

Как раз тогда пошли слухи, что директор больницы ведет переговоры со Светланой Варфоломеевой, которая на тот момент была замом генерального директора, то есть правой рукой академика Александра Румянцева – президента онкоцентра имени Рогачева
.

Быть лояльным и подчиняться

– Мир онкологов очень узкий, и, как правило, информация распространяется быстро: мы знали, что из себя представляет Варфоломеева, и готовились к этому.

Пришла она к нам 2 июня и начала мести по-своему: привела двух своих врачей – назначила их замами, они стали диктовать условия коллективу. Они хотели, чтобы наши профессора и светила им полностью подчинялись. Но это было невозможно.

Новое руководство начало вводить новые протоколы лечения – те, по которым лечат в онкоцентре Рогачева.

Конечно, Менткевич не мог согласиться работать по тем протоколам, по которым требует новое руководство, потому что у врачей нашего центра многолетний опыт, наработки и главное – это результат.


Подача питания

– То, что делала Варфоломеева в своем отделении центра Рогачева – отдельная история. Летом у нас прошел мастер-класс по нутрицитному питанию (через нос или через желудок с помощью трубки). Это крайняя мера, когда ребенок из-за химиотерапии совсем не может есть сам нормальную еду. Бывает, когда действительно это необходимо по медицинским показаниям. Но это для детей тяжело.

Варфоломеева активно вводила нутрицитное питание, когда работала в Балашихе и была главным онкологом Московской области. По ее словам, когда они пытались внедрить нутритивную поддержку, им приходилось преодолевать сопротивление и профессионалов, и родителей, а также убеждать пациентов в необходимости такого вида лечения.

В 2013 году в центр Рогачева пришел крупнейший производитель такого медицинского питания Nutricia Advanced Medical Nutrition. Бюджет, который тратит фонд на программу нутрицитного питания, помогающий пациентам центра Рогачева, – 51 млн руб. в год. Тогда там запретили мамам готовить для детей еду, а детей начали переводить на нутрицитное питание.

По словам мам пациентов, конечно, никто никаких подписей ни у кого не просил. Просто запретили готовить.
После запрета (наверное, через месяц) по отделению через одного малыши шатались с трубочками. Естественно, худые.
Без зондов были только те, у кого есть родственники в Москве.

Родители варили по утрам каши в микроволновке, потом научились там варить и супы. Потому что так не докажешь: готовит родитель или подогревает.

...То же самое она сейчас пытается провернуть и у нас. У нас новая администрация уже чуть что – предлагает ставить зонд.


Коррупция была всегда

Теперь – откуда взялась вся эта лабуда с деньгами, с зарплатами? В «Башне», как у нас называют основное здание НМИЦ, где находится администрация и взрослое отделение, появились пустые койки. Много. «Башня» перестала зарабатывать деньги.

В «Башне» всю жизнь брали деньги, она отличалась огромной взяткоемкостью. В 2011 году люди платили по 100 тыс., чтобы попасть на койку.

Но, к слову, когда кто-то из «взрослых» онкологов приходил оперировать детей, то они деньги не брали. Не все, но те, кто берет, и те, кто пытается навязать платные услуги, есть. Нет смысла скрывать, это и так все знают.

В детской онкологии это все мягче. Не многие принимают «благодарности». Но, знаете, если человек хорошо лечит, реально спасает детей… Почему его не поблагодарить, если родитель пациента хочет?

Так вот, «Башня» перестала зарабатывать, а надо как-то платить сотрудникам взрослого отделения и всем замам. В июле врачи получили очень маленькие зарплаты. Но в августе пришла уже более-менее нормальная.


Родителям уже не страшно

– Удивительно, что родители не остались в стороне и заступились за врачей. Казалось, что пока жив ребенок – мамы будут молчать. Не потому, что им все равно,

а потому, что когда у ребенка онкология – это лечение на долгие годы, и приезжать к врачам в клиники придется не единожды. Родители очень рискуют, потому что в любой момент их детей могут просто отказаться лечить.

Думаю, родители так бы и молчали, если бы им Варфоломеева не заявила, что обследования их дети должны проходить по месту регистрации. Раньше как было: ребенка лечили у нас, выписали, а потом его привозят опять к нам же на контроль, чтобы сделать МРТ, КТ, выявить, растет ли опухоль, какова динамика.

Да, в этой системе есть проблема: мамочки приезжают и сидят в очереди иногда несколько дней, поскольку у нас много пациентов – и первичных, и тех, кто на контроль. Но лучше посидеть в очередях, и твоего ребенка проверят специалисты, чем районные онкологи, которые когда-то уже проворонили опухоль. Вы же понимаете, что небольшое промедление – и вовремя не замеченная опухоль может стоить ребенку жизни.


Выигравших не будет

– То, что произошел этот взрыв – большая ошибка. Врачи не остановятся, пока не будут выполнены их требования, а именно – смена руководства НМИЦ.

Но сейчас этот конфликт приобретает слишком эмоциональный окрас: врачи в порыве эмоций смешали все в одну кучу – и претензии к Варфоломеевой, и проблему несданных корпусов, которые мы ждем лет 20 и которые давно покрылись плесенью.

Но и руководство стоит намертво, считая, что поступают правильно: сейчас онкологи уйдут, а Варфоломеева пригласит на их места своих, молодых – тех, кто готов подчиняться и заглядывать ей в рот. Но смогут ли они лечить не хуже?

В этой войне победителей не будет.


Tags: РФ, власть, здоровье, здравоохранение, медицина, справедливость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments