?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжаем про Ушаччину, Беларусь, партизанскую операцию Прорыв и культурный уровень населения. Немного о народном творчестве вообще и живописи, в частности.
Ранее, я уже ссылался
(тут, тут) на изумившую меня статью "Прорыв. Всего два сталинских слова — и великое множество людей рухнуло в бездну". Ирина Халип «Новая газета» 07 июня 2017. Автор - потомок переживших военно лихолетье именно там, где и и происходила вышеупомянутая операция, дочь известного кинематографиста, соавтора в т.ч. пронзительно-запоминающейся документальной ленты про это про всё «Заборовно» (это название одной из деревень, где всё и происходило). Так что ожидать того, что написала в статье Халип было немыслимо. Вот, оттуда. И в качестве примера, и в развитие сюжета про народное творчество. Ирина описывает культурный уровень масс, в т.ч. и своей прабабушки Татьяны, той поры:

"...А однажды в сельсовете Татьяне Костюкович выдали американскую коробку с консервами и шоколадом. Вспомнили, что отец ее внуков — ​фронтовик, летчик. Вот только никто тогда толком не знал, зачем и кому понадобились в том солдатском рационе зеленые бумажные салфетки. И в деревне решили: «Напэўна, сраку выціраць»..."

Не только знакомому с особенностями юмора тех мест (да и историей), а просто нормальному человеку очевидно - это байка. Прабабушка пошутила, да правнучка не поняла. Вообразить столь быструю деградацию обитателей центральной усадьбы имения Головачевых (см. тут, тут), которую новая власть преобразовала в деревню Двор-Плино (свозя туда землевладельцев-однодворцев с окрестных фольварков), о которой и пишет Ирина, крайне затруднительно. Тамошние "аборигены", уверен, слыхали не только про бумажные салетки и способ их употребления. Интересно, в таковом ракурсе, что написала бы Ирина Халип, положим, про хрестоматийную эпиграмму земляка (Народного поэта Республики, вдобавок, про другого. Тоже земляка и тоже Народного поэта).
Рыгор Бородулин про Петруся Бровку (из 8 поэтов, удостоенных звания "Народный", эти двое - с Ушаччины; как я и говорил - аномалия на известных людей, эти места):

Пятрусь Броўка піша лоўка,
Піша лоўка і даўно,
Але ўсё, што ён напіша,
Альбо — дрэнь, альбо — гаўно


Человек, недостаточно хорошо знакомомый ни с их творчеством, ни с отношениями, тоже может неправильно истолковать. Или если речь бы зашла у Ирины Халип про краски, карандаши и холсты, применительно к обитателям Ушаччины. Но об этом, к счастью, повествует другой тоже уже цитировавшийся мной автор ("Ушачский прорыв". Александр Шевко «Беларусь сегодня» 10 апреля 2014):

"...Партизаны создали даже картинную галерею — необычный случай в истории войны. Когда самодеятельным художникам в руки попали краски, карандаши и холсты, они делали зарисовки о боевых действиях народных мстителей, их быте, рисовали карикатуры на Гитлера и его приспешников. Под картины и рисунки отвели специальную избу.
Перед блокадой партизанская картинная галерея самолетом была вывезена в Москву и долгое время экспонировалась в Третьяковке, а когда в Ушачах открыли Музей народной славы, вернулась в родные места..."


Неожиданно для людей, которые даже с бумажными салфетками (со слов Ирины Халип) толком не знают как обращаться, не правда ли?
Кстати, "Виртуальная" экскурсия по музею даст более полноценную информацию о партизанской живописи.

Или вот еще история про партизанщину, Прорыв и живопись. Тот самый Демьян Владимирович Крупеня, как я писал ранее, что ездил с моей бабушкой в Германию колхозный скот возвращать. Кстати, Судиловичи, в окрестностях которых он партизанил, - примерно в 12 км по прямой от "родового гнезда" Халип Двор-Плино (а родное село единственного из известных земляков, кого Ирина Халип упомянула в своей статье, непревзойденного рекордсмена по экранизации произведений, писателя-фронтовика Василя Владимировича Быкова - Бычки, где его дом-музей нынче, тоже на таком же расстоянии; и от Двор-Плино, и от Судиловичей).


Демьян Крупеня вышел и «Прорыва», но в своих картинах туда не возвращается. Юлия Большакова «Беларусь сегодня» 08 февраля 2017.

В выставочном зале Ушачского музея народной славы экспозиции меняются часто. Здесь знают и чтят своих земляков — и ныне здравствующих, и тех, кого уже нет. Уважают их талант, гордятся ими. Сейчас музей представляет работы сразу нескольких художников и мастеров по дереву.

Богатое наследие оставил после себя мастер Сергей Ровба, который жил и творил в деревне Заборовно. Поражают воображение декоративные предметы быта: ковши, блюда, солонки. Коллекция тростей, созданных из древесины разных пород, — 14 штук, причем форма и рисунок ни одной из них не повторяются. Самодельные лыжи и даже скрипка — мастер гордился тем, что создавал музыкальные инструменты.

Удивительны акварельные пейзажи Михаила Клешторного: необычные, исполненные в особой технике. И это при том, что художник вынужден рисовать левой рукой — правая обездвижена из-за болезни.

Еще один известный мастер на все руки — Вячеслав Мурашов. Его работы по дереву столь хрупкие, что кажутся невесомыми.

Научный сотрудник музея Василий Наумов тем временем показывает мне картины Демьяна Крупени — они представляют основу экспозиции. Несмотря на то, что художник многое повидал и перенес — непосредственный участник легендарного «Прорыва», он был не раз на волосок от гибели, — его работы наполнены радостью жизни и умиротворением, все посвящены красоте родной природы, молодости и семейным ценностям.

В гости к Демьяну Владимировичу направляемся в деревню Глыбочку. Небольшая квартира сплошь заставлена картинами, мольбертами, палитрами и этюдниками. Хозяин поит нас чаем и рассказывает о себе.

Родился в деревне Судиловичи, к началу войны окончил пять классов. В партизанах был недолго — всего четыре месяца. Зато в самые трудные времена, когда кольцо вокруг партизанских формирований стало сужаться, и было решено идти на прорыв:

«Не могу понять тех, кто говорит, будто не знал, что начнется война. Все предполагали, готовились. И для взрослых мужиков проводили занятия — с деревянными винтовками, трещетками. И в школе учителя рассказывали. Но сообщение все равно застигло врасплох. Фашисты заняли Полоцк, Лепель, потом и Ушачи. Но Судиловичи были далеко, в глухих местах. В соседних Дольцах и Кубличах давно немцы хозяйничали, а в родной моей деревне видели лишь отступающих красноармейцев».

Фашисты стали расклеивать листовки, распространять газеты — о новом порядке, о том, как хорошо теперь будет людям жить. И мальчишки поняли, что должны как-то противостоять им. Демьян Крупеня вместе с двумя друзьями, Андреем Пугачевым и Николаем Кирилловым, выкопали в лесу на горке блиндаж, замаскировали его дерном.

Там мальчишки от руки очень аккуратно печатными буквами писали листовки. Расклеивали и разбрасывали в местах, где люди могли их увидеть: в поле, где жали женщины, на опушке леса, в самой деревне. Ничего особенного в листовках не было: чтобы фашистам не верили, не сдавали им зерно, наносили вред. За раз получалось штук 10. Но и этого было достаточно, чтобы поползли слухи: красноармейцы рядом.

Позже листовки стали больше «печатать»: вырезали из картона буквы, наклеивали на основу. Выступающие буквы мазали смесью керосина с постным маслом и мазутом и делали оттиски. Люди их читали и даже тайком передавали друг другу — так по рукам доходили даже до соседних Дольцев.

В партизанский отряд Демьян Крупеня попал перед самой блокадой. До сих пор не понимает, как тогда удалось выжить:

«Когда основные силы были брошены на прорыв, нас, человек 20, оставили прикрывать их с фланга. Но фашисты нас отсекли, и мы оказались в окружении. Они прочесывали лес, всех бы перестреляли. Спас меня и друга партизан. Велел спрятаться в болоте. Долго там сидели. Слышали перестрелку и взрывы, в каком-то метре от себя видели проходивших мимо немцев. Выбрались из болота только под вечер, когда все стихло: мокрые, холодные. На том месте, где остался в засаде старший товарищ, — лишь воронка от взрыва».

До утра бродили по лесу, пока не вышли к партизанскому формированию. Их долго расспрашивали: кто, откуда? Узнав, что местные, направили в разведку.

Когда война закончилась, в армию друзьям было еще рано — допризывной возраст. Поэтому их послали в Германию — за скотом. Им хотелось подвигов и приключений, а заставляли «хвосты коровам крутить», и ребята пытались перечить. Но секретарь райкома комсомола стукнул кулаком по столу: обязаны выполнять поручения!

«До Полоцка добирались пешком. Там нас погрузили в вагоны и везли до Восточной Пруссии, — вспоминает Демьян Владимирович. — Ехали очень долго, все завшивели.
Радовались, когда наконец добрались до места. В бане вымылись, одежду нашу спалили, выдали трофейную и солдатское белье, накормили до отвала.
Назад коров — 300 голов — гнали своим ходом. Путь неблизкий — все лето шли. Женщины доили, а они с другом делали сметану, масло — были с собой и маслобойка, и сепаратор. Сами ели и на пункты сдавали — для госпиталей. За это им выдавали муку, хлеб, крупы, сахар. Отъелись тогда за все предыдущие голодные годы, вспоминает Демьян Крупеня.
Но главной обязанностью была охрана, чтоб коров не увели. У них даже оружие было. Только на границе, когда на территорию СССР вошли — сдали.
Ни одной головы за всю дорогу они не потеряли. Лишь в Польше случился инцидент — одну корову украли. Но ребята ее быстро нашли и вернули»
.

Что касается рисования, то талант его проявился еще до войны, во время учебы в школе. Приходилось даже самому на себя шаржи в стенгазете рисовать. Но ключевую роль сыграла служба в армии. Направили Демьяна Крупеню в воздушно-десантные войска, в Кировоград. Там он время от времени украшал конверты друзьям: рисовал акварелью розочки, другие цветочки. Писал банальности вроде «Лети с приветом — вернись с ответом». Увидели это командир части с замполитом, обрадовались: вот и готов заведующий ленинской комнатой вместо прежнего, демобилизованного.

Чтобы развивать талант, ему даже позволили заниматься в изостудии. Там многому научился. И свою первую картину написал именно в армии: на всю стену по заданию командования скопировал из журнала «Огонек» картину художника Волкова «Осень». Хорошо получилось. Параллельно ходил в школу при Доме офицеров: до войны-то всего пять классов окончил. При демобилизации талантливому молодому человеку дали адрес Заочного народного университета искусств в Москве и наказали обязательно поступать. Так он и сделал — выучился на отделении рисунка и живописи.

Вернулся из армии — работал секретарем комсомольской организации, заведовал избой-читальней, которая потом стала сельским клубом. Был инструктором в райкоме, 14 лет отработал председателем рабочего комитета. А потом в Глыбочке построили большой современный Дом культуры и Демьяна Владимировича пригласили им руководить. Он с семьей перебрался в Глыбочку, да так здесь и остался.

Работает над картинами Демьян Владимирович практически каждый день. За всю жизнь написал их тысячу, а то и больше. Но работы почти никогда не продает, только дарит. Они представлены в музеях Ушачей, Полоцка, Витебска, Минска, Москвы. Демьян Крупеня — участник и лауреат всесоюзных выставок самодеятельных художников в Москве, его работы выставлялись за границей, награжден грамотами Верховного Совета БССР.

Творчество его — пейзажи, натюрморты, картинки сельского быта — понятно каждому. И, возможно, поэтому многие односельчане, родные и близкие — два сына, невестки, четыре внучки — узнают себя в его работах.
DK1
Активно участвует художник и в жизни своеобразного творческого союза — народного клуба «Адраджэнне», который разместился в Ушачском доме ремесел и объединяет около трех десятков мастеров и художников района.

Руководитель клуба Алла Кузусенок рассказывает:

«Подавляющее большинство участников «Адраджэння» — не профессиональные мастера и художники, а самодеятельные. Творчеством занимаются в свободное от работы время. Есть среди них женщины, которые находятся в декретном отпуске, пенсионеры, много молодежи.
Павел Андрейчик всю жизнь проработал на гусеничном тракторе. А в моменты досуга вытачивал из дерева скульптуры: солдат, крестьян… У него своеобразный взгляд на мир — тяготеет к примитивизму, наивному искусству.
Дина Кулаго — сторож в лесничестве. А еще мастерица на все руки: вяжет, вышивает, плетет из бисера.
В деревне Ореховно живет Владимир Безруков — единственный из мастеров в Ушачском районе носит звание народного. Разработал собственную технологию нанесения орнамента на черно-задымленную керамику».


Алла Васильевна демонстрирует дипломы — с выставок, конкурсов, «Славянского базара». Вот и в этом году мастера клуба взяли первый приз в области в номинации «Елочные игрушки и сувениры».

Директор Дома ремесел Михаил Богданович объясняет, что здесь давно планировали создать музей мастеров района, но не было подходящего помещения. Сейчас появилось. Благодаря этому под одной крышей смогли собрать работы Демьяна Крупени, Сергея Ровбы, творческой семьи Мурашовых, других художников и мастеров.
Нашлось место и для портретов знаменитых земляков — Бровки, Быкова, Бородулина, созданных Михаилом Богдановичем углем по ткани.
DK2
Отдельное помещение — салон для продажи изделий. За его счет Дом ремесел выполняет план по платным услугам.
Покупают и местные жители, и отдыхающие из санатория «Лесные озера» — много приезжает россиян, и все хотят увезти сувенир.
Создают тематические: к Новому году, Рождеству, 8 Марта.
Много современных фишек, например, для поклонников компьютерной игры «Танки».
Сейчас разрабатывают новый вариант сувенирной тарелки с изображением самого узнаваемого символа района — мемориала «Прорыв», который после реконструкции выполнен в бронзовом цвете.
Так что каждый может найти здесь для себя вещицу, которую захочется приобрести. Или вдохновиться увиденным и самому окунуться в творчество — обстановка располагает.

Людям свойственно искать себя, свой путь и смысл жизни. И нет ничего лучше, чем найти все это на малой родине. Быть на своем месте и востребованным у себя дома. Молодежи – развитие и перспективы. Зрелому человеку – возможность применить свои знания и опыт. Пожилым — заботу и участие.
Именно по таким принципам живет Ушаччина, которую, надеюсь, нам удалось открыть для вас, дорогие читатели.


*****

Справочно

Ушачский музей народной славы им. В.Е. Лобанка
почтовый адрес: 211524, Республика Беларусь, Витебская область, г.п.Ушачи, ул. Ленинская, дом 29.
e-mail: muzeyushachi@mail.ru
сайт: ushachi.museum.by
Время работы экспозиций: 10.00 - 18.00
выходной: понедельник

Ушачский районный Дом ремёсел
почтовый адрес: 211524, Республика Беларусь, Витебская область, г.п.Ушачи, ул. Советская, дом 50.
e-mail: odomremesel@mail.ru
Время работы: 8.00-13.00, 14.00-17.00
выходной – воскресенье

Работы Народного клуба «Адраджэнне» на одной из выставок:
DK3











Comments

( 4 comments — Leave a comment )
alex236
Aug. 19th, 2017 09:23 am (UTC)
В СССР был идеологический заказ приукрашивать действительность, сейчас похоже есть заказ её очернять.
eugen1962
Aug. 20th, 2017 10:01 pm (UTC)
Причем, не знаю, кто больше воды на мельницу очернителей льёт: такие, как Ирина Халип, кто дичь какую-то невозможную пишут, или Ушачское районное начальство. Через которое одну чернуху народ и познает. Да с властью, вообще, и отождествляет. С 18 до 12 тысяч население же района сократилось - вот главный критерий "эффективной работы", а не то, что тамошние начальнички все горлопанят "за Лукашенко" как оглашенные. Ну горлопанят, а на деле - почему люди бегут?
Почему миллиарды в Льнозавод всаживали-всаживали, а потом обанкротили и закрыли?
Почему флагман, в т.ч. по программе "Торф", Райагросервис (там еще и сапропели в тысячах тонн на-гора выдавали) нынче практически банкрот, конкурсное управление там уже?
Почему в СПК местные и из КГК, и из АП РБ зачастили, ибо еще в 12 - 14 гг нормальные хозяйства доходные были, а нынче - обезлюдели, и с доходами совсем плохо там?
Почему из туриндустрии остались несколько частников с агроусадьбами да профсоюзный санаторий (Лесные озера), а все прочие энтузиасты бывшие разбежалсь кто куда?
Почему даже районным ДК назначили руководить девчушку, выпускницу лесотехнического техникума (зато функционер Белой Руси)? Она и дискотеки (что на всю область гремели своей культурной программой) враз прикрыла до сельских танцулек каких-то, и Дом Ремесел громит только так, народ разбегаться начал оттуда...

А начальство районное, так кроме как нескольких направлений, в основном, с "лесопилкой" связанных (что близки ему, начальству "по всяким" соображениям), оно ни о чем другом, кроме "любимых бизнесов", похоже и не думает. Ну и орёт-голосит то начальство района за здравие Лукашенко, дабы лояльность обозначить.

Вот народ видит, о чем начальство районное заботится, да какой мрак надвигается - и бежит стремглав из района, валом-валит.
Ну, ежели и так не очень разнообразна жизнь в таковой, как на Ушаччине, местности, так еще и активно ломать то немногое, где людям отдых, развлечение да сфера интересов, так нафига ж такая обыденность?
Есть же места, где жизнь и поинтереснее, где местная власть старается людям просто комфортную среду создать (даже при дефиците финансов)...

Ирина Халип, что любопытно, ни про такое занятное поведение районных властей, ни про причины оттока населения что-то не написала ничего реального, кстати. С чего бы, спрашивается?

Edited at 2017-08-20 10:12 pm (UTC)
alex236
Aug. 21st, 2017 03:09 pm (UTC)
eugen1962
Aug. 22nd, 2017 06:43 am (UTC)
Ростов-на-Дону - региональный центр, земля там дорогая. А в центре города, практически, - район старой индивидуальной застройки, там люди издавна живут. Обычные, а не сплошь коттеджи олигархов там. Ну и в соотв. с обычаями дикого капитализма им предложили убираться. Дабы под бизнес строителям площади очистить. Что б новодела там наляпали. Примерно как в Москве с "реновацией". Да еще и намекнули, что ежели не послушаются - будет худо. Я это позавчера в сети увидал. А вчера - и про пожар в том районе.
Примерно так, как в заметке, что по Вашему линку. Обычные, считай, дела для нынешней России. В окрестностях Питера, к слову, тоже горит. То тут, то там. То в Комарово, то в Сиверской, то еще где в привлекательном да доходном месте.

Edited at 2017-08-22 06:46 am (UTC)
( 4 comments — Leave a comment )

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Page Summary

Counter






Rambler's Top100










Google+














HotLog








Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner