?

Log in

No account? Create an account
Вчера, в связи со складывающейся в Питере ситуацией было опубликовано Открытое письмо Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину от коллектива СПБ ГБУК «ГМП «Исаакиевский собор». Обращение принято на общем собрании коллектива Музея 28 марта 2017 года единогласно. Присутствовало: 322 работника. Оттуда разумное, взвешенное, неоднократно высказанное ранее и Пиотровским, и другими видными музейщиками, да и не только:

"...В сложившейся ситуации с Исаакиевским собором, связанной с неоднозначностью трактований закона № 327-ФЗ от 2010 г., просим Вас приостановить его действие до рассмотрения, обсуждения и принятия решения об особенностях его применения в отношении объектов, используемых государственными учреждениями в культурных целях, в том числе относящихся к категории объектов всемирного наследия ЮНЕСКО..."


И это разумно - если не отменить, то приостановить, наложить мораторий на зтот закон.

Поскольку розыскания, связанные с "проблемой Исаакия" показали, что из него были превентивно, силами входившей в комиссию по подготовке закона юриста РПЦ МП Чернеги (она сама признается в этом в интервью) удалены многие существенные положения, установившие общественный консенсус в России на предмет "церковного имущества". Разумеется, это не ее частная инициатива.
В частности, была исключена практика совместного использования, внедренная Патриархом Алексием II. Дискуссии показали то, что у противников совместного использования есть только один реальный аргумент: есть закон - его надр выполнять. Иных аргументов нет,
Нет доводов и в опровержение того, что РПЦ МП является ненадежным партнером общества в части сбережения культурного наследия.
Мало того, что эта религиозная организация варварски, зачастую и сознательно (!) варварски, относится к народному достоянию, она еще и постоянно требует как финансирования, так и непосредственного проведения реставрационных и ремонтных работ по переданным ей объектам культурного наследия со стороны бюджетов всех уровней. Ибо сама РПЦ МП не обладает ни достаточными источниками финансирования, ни кадрами. И не ее это уставные цели - сохранять культурные ценности. Да и того боле: ей передаются не они, "какие-то культурные ценности", а недвижимое церковное имущество. Мы слышали это и ранее, например:


Не "культурные ценности", а "недвижимое имущество". Заместитель министра экономического развития РФ о музеях и церкви. Газета "Коммерсантъ" №83 от 13.05.2010.

Государственно-церковный приход. Церковное имущество отдадут с оговорками. Газета "Коммерсантъ" №176 от 23.09.2010.
"Необходимо сформировать список, который включал бы в себя 50-60 объектов, не подлежащих передаче религиозным организациям, включив в него объекты всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, особо ценные объекты культурного наследия народов РФ и памятники деревянного зодчества,— считает господин Шкурко.— Если отдать все церковно-культурные объекты церкви, то музеи потеряют около 0,5 млрд рублей дохода в год, а это приведет к сокращению зарплат, повышению стоимости входных билетов". По его мнению,"целесообразно записать в законе норму о совместном пользовании культурными объектами церкви и музеев."

Религиозному имуществу гарантируют свободу вероисповедания.Общественная палата против закона о передаче ценностей церкви. Газета "Коммерсантъ" №180 от 29.09.2010.

Общественная палата не поделила церковное имущество. Скандальный законопроект вызвал раскол в ОП. Газета "Коммерсантъ" №182 от 01.10.2010.


Но это было еще тогда, а дальше - больше. Руководствуясь неизвестно какими соображениями, Дмитрий Медведев нынче еще и убрал "проект охранного обязательства" из списка документов для заявок РПЦ на получение объектов культурного наследия в собственность или пользование, что с восторгом отмечают в МП:

Комментарий руководителя Юридической службы Московской Патриархии игумении Ксении (Чернеги): По ходатайству Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла принято Постановление Правительства РФ от 5.10.16 № 997, которым внесены следующие поправки в постановление Правительства РФ от 26.04.11 № 325 «О перечне документов, обосновывающих право религиозной организации на получение имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, и порядке их выдачи»...


Культурные ценности стали, что очевидно, после этой странной инициативы ДАМ, юридически таковыми (собственно, как культурные ценности) чуть меньше, зато сделались недвижимым имуществом чуть более выраженно.

Зачем это делается, причем, наперекор общественному мнению?

И не связано ли это с таинственным обогащением "финансово-промышленной группы Медведева", начавшимся ровно тогда, когда Медведев приступил к разработке (и дальнейшей курации, как видим) закона № 327-ФЗ от 2010 г. - в 2007-м году, согласно розысканиям "Собеседника"? Ну не религиозный же фанатик ДАМ, в конце-то концов, плевать на чаяния общества в угоду "Корпорации РПЦ" в припадке бескорыстной нежной любви.


Интересно, что нормотворчество Медведева, по степени игнорирования общественного мнения, весьма сходно с таковой же нахрапистостью церковных рейдеров, стремящихся заполучить лакомые куски недвижимого имущества (а не культурных ценностей, как видим) не взирая на ярко выраженный общественный протест.

Рейдеры считают, например, что широкого протеста по Исаакию нет?
Тогда почему яростно выступают против Референдума "о передаче", а не за?
Ведь это было бы для них логично (выступить за плебисцит) , сразу осадило "политиканов", которых "жалкая горстка"..
А так, когда умонастроения таковы: молитесь в храме или так, как нынче, или никак, а управлять - пусть светская структура (музей) и продолжает; ибо лучшее - враг хорошего, сломать налаженную систему легко и просто, а построить новую, еще лучше - неизмеримо сложнее (ежели вообще возможно), да и к тому же нынешняя РПЦ МП - ненадежный партнер горожанам (и по сохранению имущества, и по финансовым обязательствам, и из-за неблаговоспитанности поведения),
нахрапом набиваться горожанам в непонятно зачем нужные мутные имущественные отношения (когда платят - светские власти, а эксплуатирует и получает выгоду - частная религиозная организация, аки про "вершки да корешки") - несерьезно.

Еще.
Про нелепый до маразменности аргумент - про "изначальное предназначение церковного имущества".
Сиречь про пещерное понимание некоторыми клерикалами и иже с ними элементарного, про музеи.
Человечество тыщи лет уже придумало хранить "осколки истории" в специально отведенных для этого местах - музеях (военного имущество назначения, светского, религиозного - не важно).
А эти невежественные да лукавые "мещане во дворянстве" только своё талдычат: раз имущество религиозного назначения - токмо так и и надо использовать. В культовых да обрядовых целях.
Блестящий аргумент!
А дворцы да замки - надо тогда феодалам отдать?
А во все конюшни (в Питере, особенно) - лошадей поставить?
Пищали с луками-стрелами, мортиры да палаши из музеев - Шойгу в армию передать?
Перечислять долго можно, то, что раньше использовалось по прямому назначению, а нынче - на хранении да обозрении народа.
Как культурная ценность.
В специально придуманных предками для таких целей местах.

А у этой "воцерковленной" публики одно слово: это не "культурные ценности", а "недвижимое имущество религиозного назначения".
Применительно к культовым сооружениям, если.
И нежелание клерикалов и Ко слышать общество, которое настаивает, что культурные ценности (сакральное, признак величия державы) для него неизмеримо выше, нежели ценности культовые, рано или поздно выльется в открытый протест, направленный на этих недалеких, к тому же и корыстолюбивых проходимцев.

Причем, существует вполне реальная угроза того, что недовольство масс (дурацкими ли инновациями от Медведева, очередным ли рейдерским захватом музея, заповедника со стороны РПЦ) перерастет в беспорядки и бунты, но власти почему-то не стремятся унять безумцев, своими глупствами активно "раскачивающих лодку".
Надеются на правоохранителей?
Да, пока народ идет в "автозаки". Тысячами, как видим.
Пока идет.
Но милицию уже бьют.
И скоро ей это перестанет нравится.
Ну и на чьей она будет стороне в этих наших делах?
Особенно, когда народ в "автозаки" больше лазать не захочет, а?



Продолжаем про Ушаччину, Беларусь, партизанскую операцию Прорыв и культурный уровень населения. Немного о народном творчестве вообще и живописи, в частности.
Ранее, я уже ссылался
(тут, тут) на изумившую меня статью "Прорыв. Всего два сталинских слова — и великое множество людей рухнуло в бездну". Ирина Халип «Новая газета» 07 июня 2017. Автор - потомок переживших военно лихолетье именно там, где и и происходила вышеупомянутая операция, дочь известного кинематографиста, соавтора в т.ч. пронзительно-запоминающейся документальной ленты про это про всё «Заборовно» (это название одной из деревень, где всё и происходило). Так что ожидать того, что написала в статье Халип было немыслимо. Вот, оттуда. И в качестве примера, и в развитие сюжета про народное творчество. Ирина описывает культурный уровень масс, в т.ч. и своей прабабушки Татьяны, той поры:

"...А однажды в сельсовете Татьяне Костюкович выдали американскую коробку с консервами и шоколадом. Вспомнили, что отец ее внуков — ​фронтовик, летчик. Вот только никто тогда толком не знал, зачем и кому понадобились в том солдатском рационе зеленые бумажные салфетки. И в деревне решили: «Напэўна, сраку выціраць»..."

Не только знакомому с особенностями юмора тех мест (да и историей), а просто нормальному человеку очевидно - это байка. Прабабушка пошутила, да правнучка не поняла. Вообразить столь быструю деградацию обитателей центральной усадьбы имения Головачевых (см. тут, тут), которую новая власть преобразовала в деревню Двор-Плино (свозя туда землевладельцев-однодворцев с окрестных фольварков), о которой и пишет Ирина, крайне затруднительно. Тамошние "аборигены", уверен, слыхали не только про бумажные салетки и способ их употребления. Интересно, в таковом ракурсе, что написала бы Ирина Халип, положим, про хрестоматийную эпиграмму земляка (Народного поэта Республики, вдобавок, про другого. Тоже земляка и тоже Народного поэта).
Рыгор Бородулин про Петруся Бровку (из 8 поэтов, удостоенных звания "Народный", эти двое - с Ушаччины; как я и говорил - аномалия на известных людей, эти места):

Пятрусь Броўка піша лоўка,
Піша лоўка і даўно,
Але ўсё, што ён напіша,
Альбо — дрэнь, альбо — гаўно


Человек, недостаточно хорошо знакомомый ни с их творчеством, ни с отношениями, тоже может неправильно истолковать. Или если речь бы зашла у Ирины Халип про краски, карандаши и холсты, применительно к обитателям Ушаччины. Но об этом, к счастью, повествует другой тоже уже цитировавшийся мной автор ("Ушачский прорыв". Александр Шевко «Беларусь сегодня» 10 апреля 2014):

"...Партизаны создали даже картинную галерею — необычный случай в истории войны. Когда самодеятельным художникам в руки попали краски, карандаши и холсты, они делали зарисовки о боевых действиях народных мстителей, их быте, рисовали карикатуры на Гитлера и его приспешников. Под картины и рисунки отвели специальную избу.
Перед блокадой партизанская картинная галерея самолетом была вывезена в Москву и долгое время экспонировалась в Третьяковке, а когда в Ушачах открыли Музей народной славы, вернулась в родные места..."


Неожиданно для людей, которые даже с бумажными салфетками (со слов Ирины Халип) толком не знают как обращаться, не правда ли?
Кстати, "Виртуальная" экскурсия по музею даст более полноценную информацию о партизанской живописи.

Или вот еще история про партизанщину, Прорыв и живопись. Тот самый Демьян Владимирович Крупеня, как я писал ранее, что ездил с моей бабушкой в Германию колхозный скот возвращать. Кстати, Судиловичи, в окрестностях которых он партизанил, - примерно в 12 км по прямой от "родового гнезда" Халип Двор-Плино (а родное село единственного из известных земляков, кого Ирина Халип упомянула в своей статье, непревзойденного рекордсмена по экранизации произведений, писателя-фронтовика Василя Владимировича Быкова - Бычки, где его дом-музей нынче, тоже на таком же расстоянии; и от Двор-Плино, и от Судиловичей).


Демьян Крупеня вышел и «Прорыва», но в своих картинах туда не возвращается. Юлия Большакова «Беларусь сегодня» 08 февраля 2017.

В выставочном зале Ушачского музея народной славы экспозиции меняются часто. Здесь знают и чтят своих земляков — и ныне здравствующих, и тех, кого уже нет. Уважают их талант, гордятся ими. Сейчас музей представляет работы сразу нескольких художников и мастеров по дереву.

Богатое наследие оставил после себя мастер Сергей Ровба, который жил и творил в деревне Заборовно. Поражают воображение декоративные предметы быта: ковши, блюда, солонки. Коллекция тростей, созданных из древесины разных пород, — 14 штук, причем форма и рисунок ни одной из них не повторяются. Самодельные лыжи и даже скрипка — мастер гордился тем, что создавал музыкальные инструменты.

Удивительны акварельные пейзажи Михаила Клешторного: необычные, исполненные в особой технике. И это при том, что художник вынужден рисовать левой рукой — правая обездвижена из-за болезни.

Еще один известный мастер на все руки — Вячеслав Мурашов. Его работы по дереву столь хрупкие, что кажутся невесомыми.

Научный сотрудник музея Василий Наумов тем временем показывает мне картины Демьяна Крупени — они представляют основу экспозиции. Несмотря на то, что художник многое повидал и перенес — непосредственный участник легендарного «Прорыва», он был не раз на волосок от гибели, — его работы наполнены радостью жизни и умиротворением, все посвящены красоте родной природы, молодости и семейным ценностям.

В гости к Демьяну Владимировичу направляемся в деревню Глыбочку. Небольшая квартира сплошь заставлена картинами, мольбертами, палитрами и этюдниками. Хозяин поит нас чаем и рассказывает о себе.

Родился в деревне Судиловичи, к началу войны окончил пять классов. В партизанах был недолго — всего четыре месяца. Зато в самые трудные времена, когда кольцо вокруг партизанских формирований стало сужаться, и было решено идти на прорыв:

«Не могу понять тех, кто говорит, будто не знал, что начнется война. Все предполагали, готовились. И для взрослых мужиков проводили занятия — с деревянными винтовками, трещетками. И в школе учителя рассказывали. Но сообщение все равно застигло врасплох. Фашисты заняли Полоцк, Лепель, потом и Ушачи. Но Судиловичи были далеко, в глухих местах. В соседних Дольцах и Кубличах давно немцы хозяйничали, а в родной моей деревне видели лишь отступающих красноармейцев».

Фашисты стали расклеивать листовки, распространять газеты — о новом порядке, о том, как хорошо теперь будет людям жить. И мальчишки поняли, что должны как-то противостоять им. Демьян Крупеня вместе с двумя друзьями, Андреем Пугачевым и Николаем Кирилловым, выкопали в лесу на горке блиндаж, замаскировали его дерном.

Там мальчишки от руки очень аккуратно печатными буквами писали листовки. Расклеивали и разбрасывали в местах, где люди могли их увидеть: в поле, где жали женщины, на опушке леса, в самой деревне. Ничего особенного в листовках не было: чтобы фашистам не верили, не сдавали им зерно, наносили вред. За раз получалось штук 10. Но и этого было достаточно, чтобы поползли слухи: красноармейцы рядом.

Позже листовки стали больше «печатать»: вырезали из картона буквы, наклеивали на основу. Выступающие буквы мазали смесью керосина с постным маслом и мазутом и делали оттиски. Люди их читали и даже тайком передавали друг другу — так по рукам доходили даже до соседних Дольцев.

В партизанский отряд Демьян Крупеня попал перед самой блокадой. До сих пор не понимает, как тогда удалось выжить:

«Когда основные силы были брошены на прорыв, нас, человек 20, оставили прикрывать их с фланга. Но фашисты нас отсекли, и мы оказались в окружении. Они прочесывали лес, всех бы перестреляли. Спас меня и друга партизан. Велел спрятаться в болоте. Долго там сидели. Слышали перестрелку и взрывы, в каком-то метре от себя видели проходивших мимо немцев. Выбрались из болота только под вечер, когда все стихло: мокрые, холодные. На том месте, где остался в засаде старший товарищ, — лишь воронка от взрыва».

До утра бродили по лесу, пока не вышли к партизанскому формированию. Их долго расспрашивали: кто, откуда? Узнав, что местные, направили в разведку.

Когда война закончилась, в армию друзьям было еще рано — допризывной возраст. Поэтому их послали в Германию — за скотом. Им хотелось подвигов и приключений, а заставляли «хвосты коровам крутить», и ребята пытались перечить. Но секретарь райкома комсомола стукнул кулаком по столу: обязаны выполнять поручения!

«До Полоцка добирались пешком. Там нас погрузили в вагоны и везли до Восточной Пруссии, — вспоминает Демьян Владимирович. — Ехали очень долго, все завшивели.
Радовались, когда наконец добрались до места. В бане вымылись, одежду нашу спалили, выдали трофейную и солдатское белье, накормили до отвала.
Назад коров — 300 голов — гнали своим ходом. Путь неблизкий — все лето шли. Женщины доили, а они с другом делали сметану, масло — были с собой и маслобойка, и сепаратор. Сами ели и на пункты сдавали — для госпиталей. За это им выдавали муку, хлеб, крупы, сахар. Отъелись тогда за все предыдущие голодные годы, вспоминает Демьян Крупеня.
Но главной обязанностью была охрана, чтоб коров не увели. У них даже оружие было. Только на границе, когда на территорию СССР вошли — сдали.
Ни одной головы за всю дорогу они не потеряли. Лишь в Польше случился инцидент — одну корову украли. Но ребята ее быстро нашли и вернули»
.

Что касается рисования, то талант его проявился еще до войны, во время учебы в школе. Приходилось даже самому на себя шаржи в стенгазете рисовать. Но ключевую роль сыграла служба в армии. Направили Демьяна Крупеню в воздушно-десантные войска, в Кировоград. Там он время от времени украшал конверты друзьям: рисовал акварелью розочки, другие цветочки. Писал банальности вроде «Лети с приветом — вернись с ответом». Увидели это командир части с замполитом, обрадовались: вот и готов заведующий ленинской комнатой вместо прежнего, демобилизованного.

Чтобы развивать талант, ему даже позволили заниматься в изостудии. Там многому научился. И свою первую картину написал именно в армии: на всю стену по заданию командования скопировал из журнала «Огонек» картину художника Волкова «Осень». Хорошо получилось. Параллельно ходил в школу при Доме офицеров: до войны-то всего пять классов окончил. При демобилизации талантливому молодому человеку дали адрес Заочного народного университета искусств в Москве и наказали обязательно поступать. Так он и сделал — выучился на отделении рисунка и живописи.

Вернулся из армии — работал секретарем комсомольской организации, заведовал избой-читальней, которая потом стала сельским клубом. Был инструктором в райкоме, 14 лет отработал председателем рабочего комитета. А потом в Глыбочке построили большой современный Дом культуры и Демьяна Владимировича пригласили им руководить. Он с семьей перебрался в Глыбочку, да так здесь и остался.

Работает над картинами Демьян Владимирович практически каждый день. За всю жизнь написал их тысячу, а то и больше. Но работы почти никогда не продает, только дарит. Они представлены в музеях Ушачей, Полоцка, Витебска, Минска, Москвы. Демьян Крупеня — участник и лауреат всесоюзных выставок самодеятельных художников в Москве, его работы выставлялись за границей, награжден грамотами Верховного Совета БССР.

Творчество его — пейзажи, натюрморты, картинки сельского быта — понятно каждому. И, возможно, поэтому многие односельчане, родные и близкие — два сына, невестки, четыре внучки — узнают себя в его работах.
DK1
Активно участвует художник и в жизни своеобразного творческого союза — народного клуба «Адраджэнне», который разместился в Ушачском доме ремесел и объединяет около трех десятков мастеров и художников района.

Руководитель клуба Алла Кузусенок рассказывает:

«Подавляющее большинство участников «Адраджэння» — не профессиональные мастера и художники, а самодеятельные. Творчеством занимаются в свободное от работы время. Есть среди них женщины, которые находятся в декретном отпуске, пенсионеры, много молодежи.
Павел Андрейчик всю жизнь проработал на гусеничном тракторе. А в моменты досуга вытачивал из дерева скульптуры: солдат, крестьян… У него своеобразный взгляд на мир — тяготеет к примитивизму, наивному искусству.
Дина Кулаго — сторож в лесничестве. А еще мастерица на все руки: вяжет, вышивает, плетет из бисера.
В деревне Ореховно живет Владимир Безруков — единственный из мастеров в Ушачском районе носит звание народного. Разработал собственную технологию нанесения орнамента на черно-задымленную керамику».


Алла Васильевна демонстрирует дипломы — с выставок, конкурсов, «Славянского базара». Вот и в этом году мастера клуба взяли первый приз в области в номинации «Елочные игрушки и сувениры».

Директор Дома ремесел Михаил Богданович объясняет, что здесь давно планировали создать музей мастеров района, но не было подходящего помещения. Сейчас появилось. Благодаря этому под одной крышей смогли собрать работы Демьяна Крупени, Сергея Ровбы, творческой семьи Мурашовых, других художников и мастеров.
Нашлось место и для портретов знаменитых земляков — Бровки, Быкова, Бородулина, созданных Михаилом Богдановичем углем по ткани.
DK2
Отдельное помещение — салон для продажи изделий. За его счет Дом ремесел выполняет план по платным услугам.
Покупают и местные жители, и отдыхающие из санатория «Лесные озера» — много приезжает россиян, и все хотят увезти сувенир.
Создают тематические: к Новому году, Рождеству, 8 Марта.
Много современных фишек, например, для поклонников компьютерной игры «Танки».
Сейчас разрабатывают новый вариант сувенирной тарелки с изображением самого узнаваемого символа района — мемориала «Прорыв», который после реконструкции выполнен в бронзовом цвете.
Так что каждый может найти здесь для себя вещицу, которую захочется приобрести. Или вдохновиться увиденным и самому окунуться в творчество — обстановка располагает.

Людям свойственно искать себя, свой путь и смысл жизни. И нет ничего лучше, чем найти все это на малой родине. Быть на своем месте и востребованным у себя дома. Молодежи – развитие и перспективы. Зрелому человеку – возможность применить свои знания и опыт. Пожилым — заботу и участие.
Именно по таким принципам живет Ушаччина, которую, надеюсь, нам удалось открыть для вас, дорогие читатели.


*****

Справочно

Ушачский музей народной славы им. В.Е. Лобанка
почтовый адрес: 211524, Республика Беларусь, Витебская область, г.п.Ушачи, ул. Ленинская, дом 29.
e-mail: muzeyushachi@mail.ru
сайт: ushachi.museum.by
Время работы экспозиций: 10.00 - 18.00
выходной: понедельник

Ушачский районный Дом ремёсел
почтовый адрес: 211524, Республика Беларусь, Витебская область, г.п.Ушачи, ул. Советская, дом 50.
e-mail: odomremesel@mail.ru
Время работы: 8.00-13.00, 14.00-17.00
выходной – воскресенье

Работы Народного клуба «Адраджэнне» на одной из выставок:
DK3











Это в продолжение Ушачский Котел. Пролог, где я немного раскритиковал одну из статей Ирины Халип, написанную про лихолетье Великой Отечественной и нынешнюю данность Ушачского региона (Республика Беларусь, кто не знает). Концовка ее статьи тоже мне не понравилась, т.к. из известных уроженцев Ушаччины Ирина указала только Василя Владимировича Быкова. Нет возражений, Великий. И Писатель и Человек. Но были же (и есть) и другие значимые фигуры с Ушаччины. Можно было бы и поперечислять. Хотя бы выходцев из окрестностей своего "родового гнезда" (Двор-Плино) - аномалия же! Необъяснимое появление в столь глухой местности повышенного числа родившихся, которые стали в последствие весьма известными людьми. И не один век уже такая "хрень".
Да хоть про отца своего написала бы. Ведь никто не пишет о нем нынче. Видать из-за активной его жизненной позиции "наперекор течению".

Ну да, есть такое дело.
Так и что с того? Разве это как-то перечеркивает былые заслуги?
Владимир Трофимович Халип - крайне талантливый кинематографист. Художественные фильмы про белорусских партизан по его сценариям продолжают "накручивать" десятки, даже сотни тысяч просмотров.
К примеру,
фильм «Мама, я жив!», выложенный в сеть около года назад посмотрело под 200 тысяч. Только на одном, самом посещаемом канале более 97 тысяч просмотров. И комментируют весьма активно. И, даже, просто песню из этого кинофильма "вырезали" и запостили на YouTube отдельно. И тоже - тысячи просмотров...
А ещё более ранний
фильм «Пламя» подбирается к 100 тысячам (просмотров). И тоже комментируют активно. И молодежь в том числе. А ведь это не Голливуд, а советские фильмы про войну, вышедшие в 70-х - 80-х.

Вот где она - слава, да народная любовь (а не там, где "некоторые" её теперь ищут).

Но художественные фильмы по сценариям Владимира Трофимовича, по крайней мере, можно найти в сети. А вот документальные работы - нет. А их ищут. Особенно выпущенные в бытность его художественным руководителем и главным редактором студии «Летопись». К примеру, с Кинопоиска:

alis1985 (Москва) 13.07.2013 - 11:49
Добрый день! У меня очень большая просьба, скорее даже вопрос. Подскажите пожалуйста где я могу найти Ваш документальный фильм Заборовно? В этом фильме снимались мои бабушка и дедушка, а так же многие родственики, он для меня очень важен. Спасибо!


Увы. Не ответил Владимир Трофимович. А я и сам этот фильм скачал бы. И по аналогичным причинам, и по фактуре-фактологии. Он (этот документальный фильм) "зацепил" фильм многих - см. статью в конце этого поста, едва ли не единственная нынче в сети о Халип, как о деятеле культуры, любимом кинематографисте. И земляке, вдобавок.

А над триптихом про Брестскую крепость Халип работал в тесном тандеме известнейшим кинематографистом, в прошлом - фронтовиком -
Пикманом Израилем Цуриелевичем. Вот Михаил Нордштейн вспоминает: Чтоб помнил мир спасенный... Мишпоха №20.

Ещё и поэтому я был раздосадован: Ирина Халип написала какой-то "мутный" материал, вместо того, чтобы просто если не написать статью про отца, то хотя бы оформить интернет-страничку, посвященную ему и его великолепным работам. Да и "залить" туда замечательные фильмы Владимира Трофимовича, особенно документальные.
И были бы ей почет, уважение и благодарность. Да многие просмотры, вдобавок...


Справочно:

Владимир Трофимович Халип родился в деревне Двор-Плино, Белорусская ССР (ныне Ушачский район Витебской области РБ) в крестьянской семье 07 октября 1939 года.

Советский и белорусский кинематографист, киносценарист, драматург, литератор и публицист. Проживает в Минске.

В 1963 году окончил факультет журналистики Белорусского государственного университета им. В. И. Ленина,
в 1968 — аспирантуру Института искусствоведения, этнографии и фольклора АН БССР. Кандидат искусствоведения (1975).
В 1968 — 1970 — собкор газеты «Советская культура» по Белоруссии.
В 1970 — 1972 - инструктор отдела культуры ЦК КПБ (1970 — 87 — в ЦК КПБ)
В 1972 — 1982 - главный редактором Госкино БССР
В 1981 — 1998 — художественный руководитель и главный редактор студии «Летопись» на киностудии «Беларусьфильм».

Член Союза кинематографистов Белорусской ССР, Союза журналистов СССР (1961) и Союза кинематографистов СССР (1978).

Фильмография

Художественные фильмы


«Пламя» («Беларусьфильм», реж. Виталий Четвериков; 1974)
«Время выбрало нас» («Беларусьфильм»; 5 серий; реж. Михаил Пташук; 1976—1978)
«Мама, я жив!» («Беларусьфильм»; реж. Игорь Добролюбов; 1985)
«Записки Самсона Самосуя» («Телефильм»; реж. Владимир Орлов; по ром. А. Мрыя; 1990)
«Проклятый уютный дом» («Бел-видео-кино»; реж. Владимир Орлов; по ром. С.Жеромского; 1998)

Документальные фильмы

«Земля, на которой живем»
«Брестская крепость»
«Три цвета радости»
«Я, солдат Брестской крепости»
«Красная тетрадь»
«Союз республик и сердец»
«Заборовно»
«Диариуш новогрудский» (1997)
«Живи в свободе» (1998)
«Слуцкое восстание» (реж. Сергей Исаков; 2008)

Либретто опер

«Джордано Бруно» (1977)
«Мамаша Кураж» (1982)
«Визит дамы» (1989)

Литературная деятельность

«Строка, прочтенная театром», Минск, 1979.
«Мы помним» — иллюстрированное издание на белорусском, русском и английском языках об исчезновениях в Белоруссии известных людей; 468-стр., 2010 г.
«Тень горы» (пьеса)
Автор многочисленных публикаций на сайте «Хартия'97».

По материалам:

Сайт «Беларусьфильм»
Сайт Википедия


*****

Кинематографист с Ушаччыны. Г. Воротынская. © ГУ "Витебская областная библиотека им. В. И. Ленина". 2004 г.

Нашему известному земляку Владимиру Халипу осенью исполнилось 65. Этот творческий человек немало сделал для белорусской культуры, кинематографа, киноискусства.

А начиналось жизненная колея Владимира Халипа в деревне Двор-Плино, где он родился. Приобщаться к культуре стал, когда работал в местном сельском клубе. В то время была возобновлена работа драматического кружка, активизировалась художественная самодеятельность.

Мечтой же деревенского парня стала журналистика, так как очень хотел писать, и у него это получалось. Тогда Владимир Халип поступил в университет в Минске.

Затем была работа инструктором ЦК КПБ, а позже — творческая, когда работал главным редактором Госкино БССР, с 1981-го — на киностудии "Беларусьфильм".

Как раз тогда был создан фильм "Пламя". Авторы сценария — Г.Буравкин, В.Халип, Ф.Конев.
Помню, как далеко не в каждом доме был тогда телевизор и люди по деревням собирались в одну хату смотреть эту эпопею про оккупацию белорусской земли в годы Великой Отечественной, про повсеместное сопротивление нашествию. Это было начало семидесятых. Война много значила для каждой семьи, гораздо больше, чем сейчас, было тех, кто прошел по ней, пережил горе.

В 1985 году вышел на экраны фильм "Мама, я жив!". И снова к этому приложил руку наш земляк. Соавтором сценария выступил А.Петрашкевич.

А пятисерийный телефильм "Нас выбрало время", к которому Владимир Халип, как сценарист, имеет непосредственное отношение, был выпущен в 1979 году. На то время лента также имела большой успех у зрителей.

Были еще в творческой жизни нашего земляка и документальные фильмы "Брестская крепость", "Три цвета радости", "Я-солдат Брестской крепости", "Красная тетрадь"...

И не только как сценарист пробовал себя Владимир Трофимович. Он написал либретто опер "Джордано Бруно" (1977), "Матушка Кураж" (1982), пьесу "Тень горы".

Известные театры включили их в свой репертуар.

Опыт такой работы, разумеется, не мог не сказаться на дальнейшей творческой деятельности. В.Халип выступал в печати по проблемам театра и кино.

Отдельная страница в творчестве нашего земляка — его работа художественным руководителем студии "Летопись". Это уже было время, когда в обществе изменились ориентиры, народ переходил от партийных стереотипов к демократизму, смене былых "казенных" идеалов на свободу в творчестве.
Очень талантливые люди работали тогда на студии "Летопись". Они навсегда вошли в историю нашей Беларуси созданием необычных документальных фильмов. Это золотой фонд нации. Им нет цены.

Помню, как поразили меня материалы про Василя Быкова, Рыгора Бородулина, "Заборовно".

Видела, как кинематографисты-документалисты спешили быстрее сделать побольше таких фильмов, боясь, что все это может скор закончиться. А позже, вследствие финансовых трудностей студии "Летопись" не стало...

Но если человек хочет работать, чувствует в себе потенциальные возможности, он еще много может сделать для народа.

Сенсацией на белорусском экране стал многосерийный художественный фильм "Проклятый уютный дом". Его ждали, о нем писали. Сценаристом был также Владимир Трофимович Халип.

Нам, простым зрителям, фильм понравился. Высокие критики, правда, заметили, что чувствуется некоторая "заторможенность" действий на экране и недостаток в художественном оформлении сцен в картине. Да и сам Владимир Трофимович рассказал, что действительно, недостаточно было для экранизации сериала денежных средств. А художественная картина — это коллективная работа многих, она должна быть слаженной, чтобы всё получилось как надо...

Как бы ни было, а "Проклятый уютный дом" вошел в историю национального кинематографа, как ещё один шаг вперед.

Надо сказать, что Владимир Халип не только известный художник, но и человек высокой гражданской позиции. В последние годы он хорошо осознал, что без альтернативности мышления и действий, без активности граждан в этом направлении, жить невозможно.

Наш земляк очень много занимается общественной работой. Как и его дочь, журналистка Ирина. Статьи, различные массовые мероприятия — все это стало привычным для Владимира Халипа.

Он время от времени наведывается на свою малую родину. В свой 60-летний юбилей Владимир Трофимович был гостем клуба творческих встреч "Муза" при районном Доме культуры. Интересно рассказал о том, что значит для него Ушаччина, как работалось в кинематографе, чем живет в последнее время.

В прошлом году Владимир Халип был в РДК на презентации историко-документальной хроники "Память. Ушачский район". Выступил — и поехал в свое Двор-Плино, где его приезду всегда рады родные.


*****

«Мама, я жив!» («Беларусьфильм»; 1985)

Шел 1943 год. Двенадцатилетний Петька Дым попадает в партизанский отряд. Опасаясь за жизнь маленького разведчика, командир отряда отправляет его в лесную школу. Однажды партизанское командование перед тем, как выйти в опасный рейд, решает вывезти школу в освобожденный от немцев район. Появившиеся фашисты не дают партизанам возможности посадить детей на прибывший самолет...
.



.
















Ушачский котёл. Пролог.

Сестра с мужем поехали в Беларусь. Дауншифтинг на месяц, как они сами определили. Уж 2 недели как. Оба - политологи. Кирилл (муж) ни разу не только в белорусской, а и ни в какой, вообще, деревни отродясь не бывал и невероятно "дрейфил" (как оно там будет?) к вящей радости Татьяны (сестры). Которая, вдобавок, решила над ним поиздеваться и нагнала перед поездкой жути.
Бедняга в отчаянии кидался ко мне с вопросами, от которых, буквально, волосы вставали дыбом. Да, картинку ему Татьяна нарисовала прям из детской сказки-страшилки, так что Кирилл едва ли не прощался с жизнью. В довершение он победно показал мне относительно свежую статью "тамошней знаменитости" (как ее оценил сам Кирилл) Ирины Халип "Прорыв. Всего два сталинских слова — и великое множество людей рухнуло в бездну" «Новая газета» 07 июня 2017. В коей в т.ч. и попутно к "военно-историческому экскурсу", как оказалось, была нарисована картина мрачного бытия Ушаччины в наши дни. Да, живописала мадам Халип. Так и видятся пьяные мужики, секущиеся на топорах посреди деревни, в одних труселях. За неимением прочих отдохновений и брошенные нынче режимом злобного Лукашенко в бездонную пучину деградации. И никак не иначе.

Пришлось разубеждать Кирилла в том, что всё не совсем так. И, применительно к статье, и не только (отчасти, это я вдогонку 07_2017_3 Мемориальный комплекс «Прорыв»). А вышеуказанный опус Ирины Халип "зацепил". Так "намешать" может далеко не каждый. Нет, разумеется, я не отрицаю, что ужасы бомбёжек, артобстрелов, голод, прочие беды войны (равно как и плен, лагеря) вполне могли выпасть на горькую долю семьи Ирины. Конечно же, она наслышана об этом обо всём. Тем более, что ее отец, Владимир Трофимович Халип - известный советский и белорусский киносценарист, драматург, литератор, неоднократно обращался к теме Великой Отечественной. Вот и неловко, что ли, за этот материал, вышедший в «Новой газете». Несведущему, не знакомому с деталями, легко "попасть на удочку".

Однако ж, бОльшая часть моей семьи также провела, да не просто на описываемой местности, а и непосредственно в Полоцко-Лепельской партизанской зоне годы Великой Отечественной. Мама с бабушкой и еще частью наших, так и вообще попали туда прямиком после "неудачной" попытки сожжения фашистами всех обитателей одной из деревень. Так что и я наслышан, не менее Ирины. Да и излазил эти места вдоль и поперек. А многие мои так и вовсе продолжают жить в данной местности.

Так вот, о статье. Начать с того, что Халип сразу и сильно "передергивает", рисуя нереальную географию и объединяя две разные деревни (Двор-Плино и Плино) воедино. Что совершенно не соответствует действительности и искажает картину. А достоверность важна для понимания происходившего во время этой очень сложной операции Прорыв.
Ведь Плино (где действительно был один из нескольких партизанский аэродромов) и Двор-Плино (где проживала семья Халип), это деревни, не просто расположенные на расстоянии около 5 км друг от друга, но ещё и по разные стороны от магистральной автодороги, которую тогда контролировали немцы.
Причем, Плино находится за лесом, у озер Плино и Утвино (описываемых в статье Халип), в весьма неприятной для оккупантов укромной местности. А Двор-Плино стоит непосредственно на трассе, на открытом сухом месте (в мелиорации не нуждавшемся, хотя Халип и тут изрядно нафантазировала), так что не удивительно, что тамошним обитателям в войну доставалось очень не сладко.
Вдобавок, ещё и истории образования у этих 2-х деревень, существующих и поныне, разные.
Двор-Плино ("родовое гнездо" Халип") - это бывшая центральная усадьба имения Головачевых (фольварк Плина), а не деревня. Никаких "крестьян с историей, зажиточные в доколхозном прошлом", как пишет Ирина, там изначально отродясь не было. Только хозяева да слуги проживали.
А вольных некогда людей туда свозили насильно, уже много позже 1917-го с окрестных фольварков и хуторов, разоряли имение, организовывали колхоз.
Деревни Плино тоже, как таковой, не было до 1917-го. Но были на той земле, где нынче деревня, единоличные сельхозугодья вольных владельцев изрядного числа хуторов Плина. Вполне себе зажиточных. О которых, видимо, и пишет почему-то Халип, путая  Плино и Двор-Плино.
Всё это хорошо видно на дореволюционной верстовой карте (особенно в сравнении с картой современной):

Ещё замечание. Ежели было в Великую Отечественную такое "крошево" на территории Двор-Плино, как описывает Халип, такие ковровые бомбардировки, артобстрелы (там немцам и танками легко всё можно было "раскатать под ноль", благо местность позволяла), то как же даже в наше время ещё сохранились там не только старожитные постройки дореволюционной усадьбы Головачевых, конечно частично, но даже старый помещичий парк, аллеи, пруд? (см. тут, тут)

Изумило и описание военной истории деревень Ровбы и Заборовно, сделанное Ириной. Они действительно рядом с Двор-Плино, одна за другой. Вот как раз там, в окрестных лесах в партизанах мои-то и прятались в Великую Отечественную. Бабушка 1 раз даже на подрыве немецких поездов побывала, сторожила коней с подводами, на которых за 30 км с гаком групы и выдвигались на задание к железной дороге. Но никаких уголовников-парашютистов, никаких «гопсосмыковцев», описываемых Халип. Только местные да инструктор-взрывотехник из красноармейцев и работали.
А дядюшку моего Евгения Филипповича, разумеется, местный, ему 85 нынче (мальчишкой был, там же, в зоне), в бытность в партизанах так заинтересовало взрывное дело, что он после войны пошел взрывником в ту бригаду, что Ирина Халип, описывает. Продвинулся, возглавлял, ветеран, герой труда нынче. Я его спросил, кстати, о «гопсосмыковцах», которые по версии Ирины там, в его бригаде, получается, работали. Ничего не слыхал. Хотя в здравом уме, твердой памяти, правдоруб отчаянный и любитель повспоминать былое.

О "прекрасных самогонщах", времен Великой Отечественной, из деревни Заборовно, - тоже странное она пишет. Никто из моих тоже не слыхивал про такое. Хотя семья моей двоюродной бабушки как раз там и проживала испокон веку. А я у нее частенько гостил в детстве.
А вот про партизан - там помнят. Даже 2 братские могилы есть: Могила № 4107 – 28 погибших и Могила № 6690 – 6 погибших. И даже данные о многих павших установлены. И обелиск имеется. Полагаю, что не за самогоноварение почести.
Есть там в списках и Костюкович Иван Антонович. Не родственник ли Ирины Халип? Она ж из Костюковичей, как пишет.
Кстати, отец Ирины, Владимир Трофимович Халип, когда-то ставил целый документальный фильм «Заборовно».
Это уже с другим дядей, Анатолием Семеновичем, родом как раз оттуда, из Заборовно, обсуждали.

Они ж все, дядья мои, тогда в партизанской зоне были. Тут уже третий из них, Николай Егорович (еще одна семейная линия, из Ухвище), в ходе беседы внезапно вспоминает, как вышеупомянутый Евгений Филиппович наш, будущий взрывник, тогда взял в плен немецкого солдата, хотел расстрелять на месте, но прабабушка моя не дала. Это в возрасте 12 лет. Занятное, многократно и многими рассказанное предание из семейного эпоса. Они с прабабушкой Таней и еще с кем-то из женщин, находясь в партизанской зоне, собирали в грибы. В смысле женщины собирали, а Евгений Филиппович, юный партизан, охранял их с оружием. Ну и подошли они довольно близко к деревне, где немцы дислоцировались. Один из тамошних солдат как раз в это время решил беспечно прогуляться в лес. И напоролся на женщин и пацаненка с автоматом. Прабабушка, видимо, сообразила, что на звук выстрелов примчат другие немецкие солдаты и наказала внуку не стрелять.
Так что не только немцы измученных наших бойцов в плен брали (сочувствую Халип и ее родственникам, коль в ее семье такое было), но и наоборот, как видим, случалось.

Едем с Николаем Егоровичем в Ушачи к представительнице четвертой ветви нашего рода - Алле Федоровне. Сидим-беседуем. Она, как и я, родилась уже после войны (хоть и приходится мне тетей). Алла Федоровна Неожиданно достает потрясающего качества огромный альбом, касаемо истории нашей семьи, а не только конкретной ее линии (ее дочка Алеся сделала). Старые фото, сканы партизанских книжек (удостоверений), другие документы. Экскурсы в те или иные события дней минувших (аннотации к фоткам). Не только Великая Отечественная. И гигантское родовое древо. Невероятнейшая работа. Алеся, как оказалось, несколько лет трудилась.

В общем, и т.д. и т.п. И в т.ч. касаемого самого Прорыва. И применительно к статье Ирины Халип, и не только.
Семьи разные, судьбы разные. Запомнилось тоже далеко не всем одинаково.

Ирине Халип - уголовники-парашютисты, самогонщики из Заборовно, бичи-пьяницы-разгильдяи, плен, лагеря, разруха и прочий негатив, вплоть до наших времен.
А нам всем - несколько иначе то же самое видится, да и иное больше запомнилось. Хотя и горя в те года хватало в нашей семье. Кстати о лагерях. Были и в нашем роду и репрессированные: семью представительницы уже пятой линии рода (считая мою), бабушки Нины, выслали в Магадан. Назад они не вернулись, а след их затерялся, как кто из наших не искал.

О Прорыве. Халип только один из трех эпизодов операции Прорыв описывает. А остальные не упоминает даже. Опять искажение. Не буду опять на семейный эпос ссылаться. Вот, легальный материал. Кстати, не менее эмоциональное, нежели у Халип: "Ушачский прорыв". Александр Шевко «Беларусь сегодня» 10 апреля 2014. В этой статье даже упоминается, как была доставлена самолетом в зону группа кинооператоров из Москвы. В том числе и Семен Школьников, - он выходил из окружения вместе с партизанами, выжил, цитируются его мемуары. Это описывается уже и 2-й эпизод Прорыва, выход из окружения на северо-запад, на участке железной дороги Полоцк — станция Крулевщизна (дистанция Кульгаи - Прозорки).
А был Ушачский Прорыв ещё и в 3-м направлении, северо-восточном, между деревнями Матырино - Лутолово, в сторону озера Гомель.
Вот схема обороны партизанской зоны и Прорыва:
Ушачский-котёл
И были еще партизанские формирования, которые остались, затаившись в болотах, именно там, где их тщетно пытались окружить и уничтожить. Как, например, партизанский отряд, в который попал Демьян Владимирович Крупеня, весьма примечательный человек на Ушаччине. О нем даже статья на СБ есть. Демьян Владимирович, кстати, ездил в одной экспедиции с моей бабушкой в Германию колхозный скот возвращать.

Да, а в вышеупомянутой статье Александра Шевко с СБ есть и о репресииях, и о "сионистах", даже. Вот, весьма примечательное:

"...За героические действия во время прорыва Владимир Елисеевич Лобанок был награжден орденом Суворова 1-й степени. Всего за годы войны его удостоены около 400 человек, но только маршалы и генералы. В истории партизанского движения это единственный случай награждения партизанского командира высшим полководческим орденом.

После освобождения Владимир Лобанок был на партийной и советской работе. В 1948—1953 годах — первый секретарь Полесского областного комитета партии. Именно тогда его хотели сделать «врагом народа».

Как свидетельствуют документы, на имя первого секретаря ЦК КПБ Николая Патоличева поступило письмо заведующего парткабинетом Полесского областного управления МГБ Новосельцева. В нем говорилось: «В Полесской области орудует большая группа сионистских преступников, которые имеют целью оказать содействие Соединенным Штатам Америки во время войны и организовать массовое истребление людей…»

Далее Новосельцев писал, что во главе полесского «мятежа» — Герой Советского Союза Лобанок.

А все потому, что его отец еще в 1909 году, когда Владимиру было только два годика, уехал в Америку искать лучшей доли. Кроме того, первого секретаря уличали в том, что он «окружал себя подхалимами, бездарными людьми». На специальном заседании бюро ЦК КПБ выяснилась вздорность обвинений. В резолюции все факты были признаны вымышленными..."


Кстати, еврейство на Ушаччине, евреи и, особенно, их горькая судьба в Великую Отечественную - отдельный разговор. Удивительно, что Халип этот аспект в своей статье не затронула. Хотя еврейских имен в воинских захоронениях на Ушаччине предостаточно.




Вдогонку моей сегодняшней заметке о российском священнослужителе РПЦ МП: (При штурме притона с проститутками в Витебске задержан клирик РПЦ МП из РФ. Обвиняется в сутенерстве. "...При штурме притона с проститутками в Витебске, Республика Беларусь, был задержан представитель Московского Патриархата РПЦ, подчиненный митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия Судакова, священнослужитель из храма святых апостолов Петра и Павла во Всеволожском районе Ленинградской области Николай Киреев. Он не был банальным посетителем борделя..." Далее)
Весьма любопытный комментарий случившегося получила «Лента.Ру» из уст высокопоставленного функционера РПЦ МП Вахтанга Кипшидзе. Месье либо является профаном в юриспруденции (уголовное деяние клириком-россиянином совершалось на территории суверенной страны - Республики Беларусь, а не РФ, так что при чем тут конвенции и выдача подследственного в Россию?), что, впрочем, я напрочь отметаю (в смысле профанство), или Кипшидзе знает нечто и о фактах преступной деятельности этого обсуждаемого Николая Киреева, подчиненного митрополита Варсонофия Судакова, и на территории Российской Федерации. Знает, допустим, Кипшидзе, но почему-то не сообщал об этом правоохранителям РФ. Как справедливо подмечают товарищи: "Здесь должна быть организация. Без преступных компаньонов вывозить женщин не имело смысла".
А, может быть этот Киреев знает нечто, что "совершенно не обязательно" знать правоохранителям, да и властям именно Республики Беларусь, а?



В РПЦ прокомментировали скандал со священником-сутенером. «Лента.Ру» 06 августа 2017, 19:46.

Заместитель председателя синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе в беседе с «Лентой.ру» прокомментировал информацию о задержании в Витебске священника, которого белорусские следователи подозревают в сутенерстве.

«В случае, если предъявляемые обвинения, несмотря на их совершенно беспрецедентный характер, подтвердятся, мы бы исходили из того, что наиболее предпочтительным для нас [церкви], была бы выдача данного священнослужителя в Россию для его уголовного преследования уже здесь», — сказал Кипшидзе. По словам представителя РПЦ, такие меры соответствовали бы конвенции о правовой помощи, заключенной между Москвой и Минском....



При штурме притона с проститутками в Витебске, Республика Беларусь, был задержан представитель Московского Патриархата РПЦ, подчиненный митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия Судакова, священнослужитель из храма святых апостолов Петра и Павла во Всеволожском районе Ленинградской области Николай Киреев. Он не был банальным посетителем борделя...
Впрочем, белорусская и российская версии этой нелицеприятной истории, де-факто о глубинах морального разложения в РПЦ МП, несколько различаются...
Read more...Collapse )



Ухвище, как я писал ранее, в плане исторических достопримечательностей (утраченное наследие: усадебно-парковый ансамбль Любенских, часовня Святого Тадеуша 1861г.) можно увидеть тут:
1. на сайте www.radzima.org
2. на сайте globus.tut.by
3. на сайте encyklopedia.naukowy.pl
4. на сайте pl.wikipedia.org

Кстати, в вышеуказанных источниках не говорится о том, что управляющим в имении Ухвище работал известный белорусский поэт-демократ Топчевский Феликс Феликсович (Тапчэўскі Фелікс Феліксавіч), 1838 - 1892, псевдоним: Фелька из Рукшениц (Хвэлька з Рукшэніц
). Родился он в фольварке Лёсава Ушачского района в дворянской семье. Окончил Лепельское дворянское училище. Работал канцелярским чиновником в Витебском земском суде, откуда вышел в отставку в 1861. Далее работал волостным писарем в Лепельском уезде. В феврале 1864 был арестован, как полагают исследователи, за связь с повстанцами 1863-64, но выпущен на свободу за недоказанностью. После чего и жил-работал управляющим в имении Ухвище. Его произведения изначально распространялись в рукописях («Совсем не то, что было», «Деньги и работа», «Игрище» и др.) и были напечатаны уже много позже кончины автора.

Однако усадьба Ухвище увековечена ещё и в научно-исторической литературе, ей посвящена целая глава в фундаментальном труде известного польского историка (сканы страниц ниже):
Роман Афтанази (Roman Włodzimierz Aftanazy), 2 апреля 1914, Моршин, Австро-Венгрия — 7 июня 2004, Вроцлав, Польша, польский историк, библиотекарь, исследователь замков, дворцов и усадеб.
Автор монументальной работы «История резиденций на давних окраинах Речи Посполитой» в 11 томах («Dzieje rezydencji na dawnych kresach Rzeczpospolitej»).
Том 1 (Воеводства минские, мстиславские, полоцкие, витебские), глава Ухвище (Uchwiszcze), стр. 276 - 279.
Библиотека Orda.Of.By, читать тома 1, 2, 3, 4, 11.
Библиотека Беларуская Палічка, читать тома 1 - 5 или скачать *.pdf.

Роман Афтанази пишет, в частности, что: "...По крайней мере с семнадцатого века усадьба Ухвище принадлежала шляхтецкой семье Кублицких. Первый известный наследник поместья был Пётр Кублицкий, представитель Полоцка (1667)..."

С Петром Кублицким, впрочем, не вполне понятно.
Генеалогические изыскания говорят, что да, был такой шляхтич, но умер несколько раньше: Piotr Kublicki z Kublicz h. Ostoja * ca. 1559 † ca. 1609 (др. версия Piotr Kublicki z Kublicz h. Ostoja * ca. 1563 † ca. 1614).
А, сообразно возрасту, в обозначенный Афтанази год (1667 год, кстати, это год завершения войны между Россией и Речью Посполитой, заключено было Андру́совское перемирие тогда) от Полоцка вполне мог быть делегирован другой представитель этого же рода: Jan Aleksander Kublicki z Kublicz h. Ostoja * ca. 1637 † ca. 1689.
Это отсюда

Сам же факт владения сомнений не вызывает.
Так, к примеру, владели Кублицкие и фольварком Нача (недалеко от Ухвища, также отдельно упомянутом Афтанази и также, как и Ухвище, перешедшим в 19 веке во владение к Люблинским / Микульским):
Кублицкий Марцелий 1778-1788 ошм. рот., фл. Кадлубишки и Нача, Островна в Пол. (ф.1732, д.12,л.5О4, ф.1778, д.36, л.305)
По Книге "Урядники белорусских земель ВКЛ при Ст. Понятовском".

Ну а сам этот род Кублицких на землях Полоцка упоминается и вовсе с 14 века:
Кублицкий Гаврило, б. Полацкай з-лi 218 адв.
ПЕРЕПИСЬ ВОЙСКА ВЕЛИКОГО КЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО 1528 ГОДА. МЕТРИКА ВКЛ 523.

Сканы страниц кликабельны (переход на более выскокое качество изображений, если необходимо)


276
Read more...Collapse )












Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom

Counter






Rambler's Top100










Google+














HotLog








Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner